23:07 

Эпизод 6 и 1/2. Новая жизнь

Катори Киса
Травматолог сказал, что моя жизнь срослась неправильно и придётся сломать повторно
Авторы: Катори Киса, Вера Верчик
Фандом: Star Wars
Пейринг: Оби-Ван Кеноби (Бен Кеноби)/Люк Скайуокер
Рейтинг: NC-17
Жанр: Romance
Размер: Миди
Статус: В процессе

Саммари: Сложно описать, что у нас тут понаписалось ) По большей части это любовная история, конечно, но с попыткой порассуждать, что же было после 6го фильма. Всё канонно, никто во времени не переносится, никто из тех, кто в фильмах умер, не выжил и не воскрес. Но что в Силе остается "слепок" человека - тоже канон ) И как же ему там живется, в Силе? Способен ли он чувствовать, переживать, любить?..
P.S. Никакой геронтофилии )

От авторов:
Возможно, вам покажется, что герои несколько ООС. Возможно. Но лично нам кажется, что они могли такими быть.

Важно: учитываются все фильмы, включая седьмой.


читать

Комментарии
2016-01-15 в 18:39 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Очень и очень мило. Так и тянет сказать: "Оби-Ван, не мучай ребенка, дай ему уже".

2016-01-15 в 19:48 

Катори Киса
Травматолог сказал, что моя жизнь срослась неправильно и придётся сломать повторно
Lilith_Darkmoon, да уж )) Но у него Обеты и все такое

2016-01-15 в 19:48 

Катори Киса
Травматолог сказал, что моя жизнь срослась неправильно и придётся сломать повторно
Lilith_Darkmoon, да уж )) Но у него Обеты и все такое

2016-01-15 в 19:56 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Ой, да ладно. Как было сказано в одном отличном англоязычном фике: "Я не мой обет". Тем более, он же уже умер. Так что можно забить и расслабиться. Ну и мальчику помочь надо, жалко же бедного.

2016-01-15 в 20:00 

Катори Киса
Травматолог сказал, что моя жизнь срослась неправильно и придётся сломать повторно
Lilith_Darkmoon, )) тут даже в жалости дело... ))) так что все будет, хотя и не скоро, хехе

2016-01-20 в 17:32 

Катори Киса
Травматолог сказал, что моя жизнь срослась неправильно и придётся сломать повторно
Всегалактическая трансляция


— Все, я больше не могу, — с трудом ворочая языком, протянул Люк и растянулся на горячем песке. Световой меч выпал из совсем онемевших пальцев, с тихим шипением деактивировался и подкатился ему под бок. — Тираны! — простонал он, закрывая глаза.

День и вправду выдался длинным. Оби-Ван разбудил его еще до рассвета и до самого обеда не давал присесть, тренируя. Потом настал черед Йоды с его медитациями и упражнениями на усмирение порывов. А вечером Оби-Ван снова велел взять в руки меч.

Полежав немного и придя в себя, он решил, что после всех испытаний этого и предыдущих дней, можно наконец позволить себе посетить Горячие источники, которыми славилась приютившая его на сегодня планета. Те действительно оказались поистине роскошны, и, что немаловажно, почти пусты. Исполненный блаженства, он погрузился в горячую воду уединенной купели и впал в легкий транс, отчаянно размышляя, как поступить с найденным тут юрлингом. Тот был уже трех лет от роду, но Йода посчитал, что его еще можно было учить. Вот только Люк сомневался. Оби-Ван, разумеется, это почувствовал и заявился прямо к источнику.

— Сомневаешься напрасно, — сказал, не тратя время. — Мальчишка сирота, да и мал к тому же. Риска нет.

— Я не боюсь риска, — покачал головой Люк и плеснул на Оби-Вана водой. Брызги даже впитались в ткань плаща и оставили на ней темные пятна. Но и камни позади Оби-Вана тоже намокли. — Я просто боюсь навязать парнишке не его жизнь. Мне было бы проще, если б он был постарше, тогда можно было бы учитывать его желания, — он нырнул с головой, как бы смывая тяжелые мысли. — Решено, берем, — сказал, снова оказавшись на воздухе. Потоком Силы убрал с лица воду и поднял взгляд на Оби-Вана. — Пойдешь сюда? Знаю, тебе нечего расслаблять, но тут очень здорово.

— Я итак здесь, — Оби-Ван присел на корточки и потрогал рукой воду. Ее поверхность при этом не шелохнулась. — Достаточно близко. Лезть в воду мне вовсе не обязательно.

— Тогда сними плащ, — потребовал Люк.

— Только плащ? — уточнил Оби-Ван, прищурившись.

— Хотя бы плащ, — улыбнулся Люк. — Потому что с остальным ты точно не расстанешься без боя.

С момента их поцелуя прошло уже несколько недель. Люк настолько замотался и устал, что уже сбился со счета, сколько именно. Планеты, системы, десятки парсеков, скачки на гиперскорости... уже не только голова шла кругом — желудок танцевал джигу. Сил хватало только чтобы не заснуть за штурвалом, какое уж тут нападение на так тщательно оберегаемую добродетель магистра Кеноби.

— Я лучше подожду в комнате, — покачал головой Оби-Ван. — Без плаща, — добавил насмешливо и исчез.

Люк чертыхнулся. Этот человек был невыносим! Неудивительно, что Энакин возненавидел его в итоге.

Сидеть в воде расхотелось, а от расслабленности не осталось и следа. Но Люк заставил себя проторчать в изрядно попахивающей серой луже еще с четверть часа. Одеванием после ванны он себя утруждать не стал, только смахнул воду и, накинув на голое тело плащ, направился в хижину, где сегодня предстояло ночевать.

Оби-Ван не обманул — он действительно разделся до самой нижней рубашки и даже улегся на кровать. От одной этой картины неизбалованному эротическими подарками Люку сделалось жарко. Но был еще один сюрприз, от которого пропал еще и дар речи. Лукаво улыбаясь, Оби-Ван поглаживал гладкий подбородок.

— Ух ты, — Люк облизал пересохшие губы. — Это капитуляция или очередное испытание несчастного меня?

Он в несколько шагов пересек комнату и присел на кровать. Задержался на секунду, прежде чем, не снимая плаща, вытянуться рядом с Оби-Ваном и осторожно коснулся кончиками пальцев гладкой кожи на его шее.

— Отчасти второе, но больше первое, — Оби-Ван не стал его останавливать. — Я поговорил с магистром Йодой и привел ему твои аргументы. И знаешь, что он мне сказал?

— Что?

— "Решать не в праве я", — Оби-Ван очень похоже изобразил голос магистра. — "Ошибки совершил я большие, чем ты когда-то, решай сам теперь, как с юным падаваном быть". И добавил, что ни страха, ни тьмы в тебе не видит.

— Ага, значит, получил благословение на грехопадение, да? — Люк и хотел бы разозлиться на Оби-Вана, да во-первых, это было физически невозможно, глядя на его мальчишескую задорную улыбку и светящиеся весельем глаза. А во-вторых, ему ведь тоже хотелось, Люк это точно знал, и пришлось куда труднее. Ведь это Люк шел напролом, почти не пытаясь подавить так невовремя возникшее чувство, а Оби-Ван вынужден был заботиться о далеко идущих последствиях.

— Не совсем, — Оби-Ван глянул на него с внезапной серьезностью. — С головой в омут мы бросаться не будем, пойдем медленными шагами и станем отслеживать все колебания в Силе.

— Да, и еще через тридцать лет ты, наконец, покажешься передо мной голым, — рыкнул Люк. — Ну ладно Йода, он явно теоретик в подобном, но ты-то как на такую ересь подписался? Если мне крышу не сорвало до сих пор, то почему должно теперь? От беспокойства, что ты найдешь себе другого? Или что заболеешь и умрешь?.. — он почесал нос. — Ты уже прожил долгую и трудную жизнь, состарился и умер, как мечтают многие — в бою. Чего мне бояться? Или у тебя еще есть на примете кто? А если учитывать, что тебя может увидеть только обладающий Силой и умеющий ею управляться, то Хану стоит начинать ревновать Лею к тебе?

— Вот уж нет, — поморщился Оби-Ван. — Если ты помнишь, мужчин было семеро, и только две женщины. — Люк нахмурился, и он рассмеялся. А потом посерьезнел. — Вот она, Темная сторона, — сказал наставительно. — Ревность, сомнения, неуверенность. В такие моменты перестанешь чувствовать Силу, а уж она бы тебе дала исчерпывающий ответ, как я к тебе отношусь.

— Вообще-то, я чувствую, как ты относишься, — Люк потянулся, ложась удобнее. — Поэтому-то и не пойму, к чему все эти пляски. Я не сомневаюсь в тебе, я опасаюсь обстоятельств, — добавил тише.

— И это еще хуже, — вздохнул Оби-Ван. — Как я и говорил, тьма внутри.

— Но я знаю, как с ней бороться, — Люк прищурился и резким движением оседлал его бедра. — Не останавливайтесь меня! — прошептал в самые губы.

— Не буду... — выдохнул Оби-Ван и поцеловал его первым.

Этот поцелуй был совсем другим. У Люка было не слишком много опыта, чтобы придирчиво сравнивать, но если поцелуи с Леей приятно волновали и заставляли кровь гулко бухать в ушах, а первый и до сегодняшнего дня единственный с Оби-Ваном выбил почву из-под ног и отдался теплой волной в животе, то сейчас Люк словно летел на скорости света без корабля и скафандра. Легкие жгло от недостатка воздуха, перед глазами прыгали красные круги, в паху ныли связки от непривычной позы, но на все это было наплевать.

Потому что никогда еще Люк не чувствовал себя настолько хорошо. Перестав сомневаться и отпустив себя, Оби-Ван целовал его жарко, жадно, голодно. Он не осторожничал, ощутимо прикусывал, с силой проникал в рот языком, с жаром обнимал, буквально вжимая в себя. Люк на короткий миг позавидовал тем девятерым счастливым, кто смог ощутить все это не только отпечатком Силы, но тут же оборвал сам себя, потому что с живым Оби-Ваном ему не светило ничего, и не в возрасте дело. А потому что он именно в этот момент понял, почему Энакен поддался уговорам Палпатина. Отдашь все, нарушишь любые Обеты, наплюешь на все запреты, когда у тебя есть что-то, настолько для тебя ценное.

А потом Оби-Ван перевернул его, опрокинул на кровать, и мир перестал существовать. Задыхаясь, не сдерживая стоны, Люк в беспамятстве попытался стянуть с Оби-Вана одежду, но пальцы лишь прошли сквозь материю, коснувшись невидимой кожи.

Оби-Ван с удивлением посмотрел на себя и вдруг хмыкнул.

— Смотри-ка, мои внутренние барьеры сильнее, чем я думал.

— Будем над этим работать, — с трудом выдохнул Люк и потянулся за новым поцелуем.

Так было даже круче. Люк с упоением ощупывал Оби-Вана под рубахой, наслаждаясь крепостью перекатывающихся под пальцами мышц и гладкостью кожи, и снова и снова его терзал губы, с удивлением отмечая, что они тоже припухли.

— Это удивительно, — Оби-Ван сегодня явно отличался нехарактерной болтливостью, — но у меня... — он двинулся бедрами, без слов давая понять, что имеет в виду. — Ты чувствуешь? Крови нет, но, похоже, вместо нее неплохо справляется Сила. Концентрируется, где нужно.

— Сила велика и могущественна! — прошептал Люк, цитируя Йоду и гулко сглотнул. Хочет! Оби-Ван хочет! Так же сильно, как и он сам! Твердость, упирающаяся в его пах, где все уже давно отвердело и ныло, лучше любых слов или действий доказывала: все его старания и страдания в эти недели были не зря. Он потянулся за еще одним поцелуем, вовсю ерзая под Оби-Ваном.

2016-01-20 в 17:32 

Катори Киса
Травматолог сказал, что моя жизнь срослась неправильно и придётся сломать повторно
— Боюсь только, завтра все будут знать, как я сегодня её использовал, — протянул Оби-Ван. — И, кстати, я тоже так могу, — он положил руку ему на грудь, и та медленно прошла сквозь одежды, коснувшись кожи. А потом приподнялся на руке, заглянул Люку в глаза, и неторопливо опустил ладонь ниже. Ткань грубых холщевых джедайских штанов тоже не стала препятствием.

Люк захлебнулся воздухом, когда теплые, уверенные пальцы сомкнулись вокруг его члена. Он всхлипнул, подался вперед. Глаза сами собой закрылись, но в Силе он прекрасно видел лицо Оби-Вана. Его потемневшие глаза, из которых вмиг ушло все веселье, уступив место чему-то новому, очень мощному и древнему, словно он был сосредоточием Силы. Или еще чего-то, Люку было не до анализа, потому что тело обожгло яркой горячей волной, скрутило, отбросило на матрас острое, неизведанное раньше удовольствие.

Нет, конечно, он прикасался к себе раньше, но те ощущения были лишь бледным подобием нынешних. Настолько острых и ярких, что Люк не смог удержать их в себе, всколыхнув Силу, казалось, до самых древних глубинных слоев. Почувствовав это, Оби-Ван вздрогнул и вернул часть собственных эмоций — удивления, радости, удовольствия на каком-то совершенно ином, высшем уровне. Этого нетерпеливое юношеское тело выдержать не смогло, щедро изливаясь удовольствием как в ладонь Оби-Вану на физическом уровне, так и мощными волнами в Силу.

— Кажется, нам повезло, что ты пока что единственный джедай, — усмехнулся Оби-Ван, когда Люк более-менее восстановил контроль над телом и разумом. — Иначе это был бы эпический провал.

— Наверное, — кивнул Люк, с трудом понимая, о чем говорит Оби-Ван. По телу еще гуляли отголоски оргазма, в штанах было противно мокро. — Кажется, я всегалактическую трансляцию устроил.

По щекам потек жар. Это же надо настолько потерять над собой контроль. Не только Йода и отец, даже Лея наверняка почувствовала. И все поняли, с кем именно Люк это сделал. Хотя последнее обстоятельство смущало куда меньше всего остального.

— Знаешь, а это даже неплохо, — улыбнулся Оби-Ван. — Теперь у тебя есть стимул овладеть самыми мощными техниками самоконтроля. Потому что пока ты этого не сделаешь, дальше мы не двинемся.

При одной только мысли о том, как будет хорошо, когда дело дойдет до полноценного секса, у Люка снова потяжелело в паху.

— Обещаю, теперь ты будешь на тренировках падать без сил, — сказал он и потянулся к губам Оби-Вана. Тот и не думал отстраняться. Поцелуй был сытым, чуть ленивым, но оттого еще более сладким и волнующим. Напряжение схлынуло, и Люк без труда контролировал эмоции, не выплескивая их в Силу.

— Надеюсь... — протянул Оби-Ван и вдруг хмыкнул. — Лея решила, что ты умираешь, и уже бежит собирать спасательный отряд. А Энакин костерит нас почем зря и одновременно подбирает слова, как ей все объяснить. Жаль, что меня она не видит.

— Вот ведь! — подскочил Люк и принялся шарить в рюкзаке в поисках коммуникатора. — Придется провести беседу с Ханом, почему его жена не различает наслаждение и смерть. — Коммуникатор, конечно же, остался в корабле. Люк бросил на пол рюкзак и вернулся в кровать. — Пусть отец с ней разговаривает, — сказал, глубоко вздохнув. — Я его перед Леей столько выгораживал, пока она начала с ним общаться, так что теперь его очередь.

— Тоже правильно, — кивнул Оби-Ван, вытягиваясь на простынях. Он закрыл глаза, и его рубаха вдруг медленно растаяла, явив обнаженный торс.

— Барьеры пали, — торжествующе проговорил Люк и улегся рядом. Положил ладонь ему на грудь. — Я чувствую твое сердце, — прошептал чуть погодя. — Оно сильное и очень доброе.

Оби-Ван улыбнулся, не открывая глаз, и накрыл его руку ладонью.

— Знаешь, а у меня ведь получилось, — сказал совсем тихо, — жить по кодексу, без привязанностей. Но сейчас я начинаю думать, так ли это было правильно.

— Я не знаю, — Люк положил голову ему на плечо и закрыл глаза, расслабляясь. — Наверное, когда идет война, это правильно.

— Наверное, — согласно кивнул Оби-Ван и прижался виском к его макушке.


* * *
— Спасибо, — Люк кивнул. — Вы отлично потрудились. Теперь дальше наша работа начинается.

Новый Храм Ордена потрясал своим величием. Огромное здание, кажется, подпирало башнями небо. Но в то же время оно не давило своим весом. Его удалось построить в рекордные для столь масштабного проекта сроки. И отныне у всех джедаев в галактике есть свой дом. Куда можно без опасений возвращаться, где для тебя всегда есть место и тебя ждут. Юрлинги и сестры, ухаживающие за ними, больше не будут ютиться в заброшенной казарме, есть, где обустраивать планетарии, лектории, библиотеки и тренировочные залы. И пусть не так скоро, как хотелось бы, но этот Храм заполнится голосами. Будут рассуждать о Силе магистры, будет собираться мудрый Совет. Будут осторожно ходить падаваны и громко, по-детски смеяться юрлинги. Этому строению суждено стать местом Силы.

— Юный падаван, справился на отлично ты, — сморщенное лицо Йоды впервые в жизни отчетливо выражало радость и удовлетворение. — Впрочем, падаваном именовать нельзя тебя больше. Магистр ты, не иначе как. Совет Джедаев в лице твоем.

Люк сдержанно кивнул, позволив лишь взгляду выразить захлестнувшие эмоции. Йода кивнул в ответ, посылая в Силе волну одобрения.

— Я все еще считаю, что система безопасности не помешала бы, — сказал Энакин.

— Я согласен с тобой, отец, — кивнул Люк. — Глупо сторониться прогресса. Следующим пунктом будут защитные башни и силовые установки.

— А как же купели? — вскинул бровь Оби-Ван. — Сестры тебе не простят.

— Сделаем и то, и другое параллельно.

Иногда ему казалось, что решая одну задачу, он натыкается на сотню новых. И пару раз возникала уверенность, что конца и края этому не будет, и разумного выхода из ставшего явью кошмара нет. Но постепенно все разрешалось. Родители уже не боялись отдавать детей, обладавших Силой, в Орден, чиновники не смотрели на него, как на заигравшегося ребенка, джедайский плащ и вложенный в ножны меч снова стали вызывать уважение. Проблемы оставались, не без этого. К сожалению, войну еще нельзя было считать законченной. Остатки армии Императора еще хозяйничали на дальних рубежах, да и сторонников вернуть владычество Ситхов, увы, хватало. Но главное — новая Республика продвигалась вперед.

— Про тренировки забывать не стоит, — Йода прикрыл глаза. — Вечером ждать буду. Успех закрепления требует и повторения многократного.

— И над контролем поработаем... — Оби-Ван посмотрел ему прямо в глаза и вдруг подмигнул.

Это было просто — ни на йоту не выдать своего удивления и радости, даже в Силе. Теперь уже просто. В конце концов, он тренировался семь месяцев! И все семь месяцев не позволял себе ничего, кроме редких поцелуев. Это не было пожеланием Оби-Вана — тот, возможно, разрешил бы большее, но Люк считал себя не вправе беспокоить кого-либо своими эмоциями. Кто знает, сколько на свете чувствительных к Силе людей? Недавно вот к нему заявился человек, утверждавший, что про Орден ему никто не говорил — он сам почувствовал. И это было правдой — он оказался невероятно чувствительным к Силе, даже сумел увидеть Йоду. Они, кстати, так и не решили, что с ним делать. А много ли таких, как он?

— Уточните время, когда работать будете, я подстрахую — вскинул бровь Энакен и сложил руки на груди. Образ Дарта Вейдера он теперь почти не использовал, и это очень радовало Люка. Хотя когда он вот так понимающе ухмылялся, как сейчас, Люк искренне мечтал снова лицезреть его в полном облачении. — А то мой первый внук родится раньше времени, если Лея снова решит, что тебя убивают.

— А как подстрахуешь? — поинтересовался Оби-Ван с явственным оттенком язвительности. — Свечку подержишь?

— При жизни был более смиренным ты, — осадил его Йода. — Смерть плохо повлияла на манеры.

— Вот только не надо, — поморщился Оби-Ван. — Я всегда таким был. Мы просто мало общались вне Совета.

— Именно, что таким, — подтвердил Энакин. — Возможно, теперь вы лучше поймете меня, магистр.

— Вас обоих куда лучше, чем хотелось, понимаю, — поджал губы Йода.

— Ладно, раз уж все друг друга поняли, на том и решим, — слабо улыбнулся Люк. — Спасибо вам всем за поддержку. Лее передавай привет, — обратился к отцу.

Энакен, видимо, хотел что-то сказать, но Йода решительно дернул его за рукав мантии, и оба они исчезли в Силе.

— И все-таки Сестрам нужна купель, — заметил Оби-Ван, улыбаясь. — И справное жилье. Они-то Обет безбрачия не приносят.

— Непременно, — Люк рассеянно кивнул. — Материалы и рабочая сила у нас в достатке, но лучше не спешить. Давай сначала спросим у самих сестер, как это должно быть. А то мы настроим, а им не понравится, — и рассмеялся, вспомнив скандал, что устроила Лея Хану. Пока она уезжала по делам, Соло на свой вкус обустроил "семейное гнездышко" — сделав дом копией кабины Сокола тысячелетия.

— Им просто очень нравится ругаться, — хмыкнул Оби-Ван. — Никогда этого не понимал. Драться и заниматься сексом куда лучше со спокойной душой. По крайней мере, в начале.

— А разве можно сексом со спокойной? — удивился Люк. — Ведь они друг друга любят. Но ругаться да, им нравится. Кажется, они и сошлись на этом: никогда и ни в чем не соглашаться друг с другом.

— Не пристало джедаю на такие темы рассуждать, но ведь одно из другого вытаекает, — Оби-Ван прислонился к колонне и скрестил руки на груди. — Поругаются, а потом мирятся, выплескивая эмоции.

2016-01-20 в 17:32 

Катори Киса
Травматолог сказал, что моя жизнь срослась неправильно и придётся сломать повторно
— И неплохо гасят, судя по тому, что отец уже считает дни до того момента, как увидит внука, — хмыкнул Люк. — А если серьезно, то они спорят громко и ругаются в пух и прах, но равных им в планировании боевых операций не было, — продолжил тихо. Закрыл глаза и прислушался к себе. — Я чувствую себя удивительно легко, — признался Оби-Вану. — Вроде дел все больше и больше, а словно гора с плеч упала. Больше нет ощущения, что я окончательно все разрушаю.

— Сомнения — неизбежные спутники начала пути, — Оби-Ван подошел к нему и сжал плечо. — Но если ты не хочешь, чтобы юрлинги застали тебя болтающим со стенами, пойдем отсюда. Пора начать обживать твои замечательные покои. Правда, я всё же считаю, что оранжерея — непозволительная роскошь.

— Юрлингам нужно место, где теплиться жизнь, — Люк улыбнулся, вспоминая роскошный сад под стеклянным куполом. — А мне — красивый вид.

— Вид красивый, тут не поспоришь.

Покои Основателя находились на самом верху и выходили окнами и террасой аккурат под купол оранжереи. Через несколько лет, как Люк надеялся, балконные балки затянет посаженными недавно цветущими лианами, но и сейчас все выглядело довольно величественно.

— Наверное, стоило всю жизнь провести в песках, чтобы настолько полюбить зелень, — сказал он, садясь на скамейку в углу сада. Оби-Ван с удобством расположился рядом. — А еще ненавидеть жить в низких домах и пить регенерированную из мочи воду.

Он вполне обоснованно считал своей победой, что Храм построили именно здесь, на прекрасной планете, полной зелени, с бескрайними океанами и уходящими в небо горными вершинами. Очень многие считали, что джедаи те же самые солдаты, и с пеной у рта утверждали, что для укрепления боевого духа им стоит жить в условиях посуровее. Но Люк день за днем утверждал иное: для познания Силы нужно, чтобы насущные дела не отвлекали юрлингов.

— И не говори, — вздохнул Оби-Ван. — Знал бы ты, какого труда стоило мне мое смирение и кроткость на той Богом забытой планете, Таттуине. А улетать боялся. Мало ли, что могло случиться.

— Спасибо тебе, — Люк привалился к нему и положил голову на плечо. — Ты хоть и слыл чудаком-отшельником, но я всегда чувствовал твою заботу. Это сложно объяснить, но я знал: пока ты живешь в крохотном домишке за дюной, все будет хорошо.

— Вот так и попадешь ненароком в летописи, ничего особенного так и не сделав, — Оби-Ван обнял его за плечи, прижимая к себе. — Что вот обо мне напишут в книгах? О том, что я сотворил Дарта Вейдера, потом бежал в пустыню, где влачил жалкое существование, а умерев, совратил своего второго ученика. Кошмар!

— О том, что ты заложил Энакену Скайуокеру основы Силы, вернувшие его с Темной стороны на Свет, — возразил Люк. — Что ты положил свою жизнь на то, чтобы не дать угаснуть Ордену джедаев. Что пожертвовал жизнью, чтобы помочь повстанцам одержать первую крупную победу над Империей. И что ты покой в Силе, уготованный джедаям в посмертии, предпочел хлопотному делу обучения нерадивого падавана, — он обнял Оби-Вана за талию.

— Звучит пафосно, но как-то уныло, — скептически заметил Оби-Ван. — Хотя бы напиши там, что я был веселым. Пусть даже и со специфическим юмором.

— Э, а почему был? — вскинулся Люк. — Ты и сейчас очень даже веселый! Вон отца порой просто перекашивает от твоих шуток, — он запустил руку Оби-Вану в волосы и растрепал их. — А книгу пусть Лея пишет. Мне и без мемуаров дел хватит и в посмертии, если конечно Сила примет мою душу, а не отправит в небытие.

— Мемуары не мемуары, а учебники тебе написать придется. Ну или вырастить того, кто напишет, — Оби-Ван глянул на окно детской.

— Посмотрим, — уклончиво ответил Люк и притянул Оби-Вана к себе. Мягко накрыл губами такие знакомые теперь губы, и легко скользнул между ними языком, неторопливо углубляя поцелуй.

Оби-Ван ответил с пылом, но довольно быстро отстранился.

— Ты готов к испытаниям? — спросил с каменным спокойствием — крайне обманчивым, конечно.

— Готов, — сглотнув, ответил Люк. — Новую кровать непременно нужно испытывать, — попытался за шуткой скрыть отчего-то взявшуюся неловкость.

Вот ведь, он столько мечтал об этом. Упорно тренировался, чтобы сдерживать эмоции, а сейчас вдруг стало не по себе. Вот только телу было все равно на метания души. В паху уже разлилось тепло, сердце гулко бухало в ушах.

— В чем дело? — Оби-Ван улыбнулся озорной, лукавой улыбкой. — Темная сторона поманила, дыхнув страхом? В таком случае испытания придется отложить.

— Скорее Светлая сторона дала мощный пинок, требуя немедленно приступить к испытаниям, — ухмыльнулся Люк, с удивлением чувствуя, как все лишние мысли и эмоции уходят. Остались только радостное предвкушение и пока только-только замаячившее на горизонте возбуждение.

— Пойдем! — он позволил так давно сдерживаемым чувствам ненадолго взять верх и схватил Оби-Вана за руку. Его покои были достаточно большими, чтобы развить неплохую скорость. Уже подбегая к кровати, Люк хотел было толкнуть на неё Оби-Вана, но тот внезапно исчез и появился уже лежа на противоположном краю.

— Спокойствие внутри и снаружи, помнишь? — протянул он. — Иначе все кончится, как в прошлый раз.

— В какой из прошлых разов, — спросил Люк, на четвереньках пробираясь про кровати к нему. — Когда я провисел три часа, цепляясь только кончиками пальцев за скалу, а ты потом прижал меня к стене и целовал, одновременно ругаясь, как последний джабба, или тот позор, когда я уснул с твоим языком во рту, потому что до этого не спал почти трое суток, проводя агрессивные переговоры?

— Когда ты устроил показательные выступления в Силе, стоило мне легонько потрогать тебя под штанами, — вопреки шутливым словам, Оби-Ван не улыбнулся. — Потому что я собираюсь сделать это снова. И кстати — я не ругался. Джедаи не ругаются.

— Так те интересные лингвистические конструкции мне с усталости послышались, — Люк вытянулся рядом с Оби-Ваном на животе и, глядя ему в глаза, прошептал: — Я научился быть жадным. И никому не позволю подглядывать за тем, что хочу делить только с тобой. И кстати, я тоже хочу тебя потрогать. Под штанами.

— Звучит все, как прямая дорогая на Темную сторону, — усмехнулся Оби-Ван и заставил плащ исчезнуть. — Но лучше будем думать об этом как об испытании. А, то и об Испытании с большой буквы, судя по твоим глазам, — рубашка растаяла тоже.

— Я не собираюсь считать секс испытанием! — замотал головой Люк и избавился от плаща и сапог. — Может, лучше назовем это наградой? Я хорошо себя вел, упорно тренировался и просто обязан получить поощрение! — лег головой Оби-Вану на живот.

— Ну не знаю... — в глазах Оби-Вана, обычно добрых и теплых появилось что-то хищное. — По мне, так именно испытание, причем всего сразу — выдержки, нервов, рецепторов. Просто ты плохо представляешь, что тебя ждет. Или все-таки хочешь ограничиться наградой?

— Нет, я готов к Испытанию, — замотал головой Люк. — И очень хочу узнать наконец, хватит ли моей выдержки, не сдадут ли нервы... и как скоро ты прекратишь болтать и займешься уже моим Испытанием! — выдохнул он и потянулся, чтобы поцеловать Оби-Вана.

Оби-Ван позволил ему это — именно что позволил, другого слова у Люка не было. Вообще происходящее с трудом поддавалось осмыслению: до сих всегда такой спокойный, сдержанный Оби-Ван менялся на глазах. Он будто бы готовился к битве, концентрируясь и подбираясь, как перед прыжком. Внутренняя сила — не та, что была их общим ресурсом, а та, что принадлежала ему одному, чувствовалась сейчас как никогда явственно, и Люк впал в легкий ступор, не понимая, что ему делать, то ли подчиниться, то ли вступить в бой.

— Дарт Вейдер никогда не смог бы убить тебя, — наконец прошептал он, не выдержав. Просто чтобы что-то сказать.

— Конечно, нет, — Оби-Ван посмотрел ему в глаза взглядом человека, прожившего свою жизнь сполна. — Но он не смог бы и любить... — прошептал, смягчаясь, и толкнул Люка в плечо, укладывая на постель.

Последние слова обожгли, всколыхнули душу, осели теплом в самом сердце. Люк никогда не думал, что подчиняться так легко и приятно. Он расслабился, откидываясь на подушки и счастливо рассмеялся, когда глаза Оби-Вана подернулись мутью, и снова проступила та хищная сила. Кеноби не жеманничал, не мешкал, беря то, что радушно предлагали.

— А я могу... — прошептал Люк, обнимая Оби-Вана и притягивая к себе — ... любить.

2016-01-20 в 17:33 

Катори Киса
Травматолог сказал, что моя жизнь срослась неправильно и придётся сломать повторно
Оби-Ван улыбнулся ему краешком губ, поцеловал, а потом отстранился.

— Раздевайся, — предложил спокойным голосом, но посмотрел так, что стало ясно — возражать не стоит.

Это оказалось до смешного смущающе. Не то чтобы Люку приходилось обнажаться перед кем-то впервые — частенько стягивали насквозь мокрые полетные комбинезоны, едва вывалившись из кабины. Да и одежду рвали, чтобы кровь остановить. Ну и душевые общие, роскошь отдельных апартаментов повстанцам была недосягаема. И перед Оби-Ваном голышом приходилось щеголять, не всегда тренировки оканчивались без потерь. Но снимать штаны под голодным, полным совершенно незнакомой страсти взглядом, было не по себе.

Впрочем, одного такого взгляда на его голый живот хватило, чтобы отодвинуть собственный стыд подальше. Люк отбросил в сторону штаны и лег на спину, все же накрыв ладонями пах.

Тут Оби-Ван неожиданно улыбнулся, мгновенно растеряв большую часть своего хищнического начала, но зато в углах глаз лучиками разбежались морщинки, а смущение и легкий страх показались по-настоящему глупыми.

— И что это? — он коснулся его ладони кончиками пальцев, пробежался по ней, лаская. — Меч ты свой в драке тоже ладошкой прикрывать будешь?

Люк фыркнул, представив себе эту картину. Ну и нашел Оби-Ван, с чем световой меч сравнить!

Руки сами собой расслабились и вытянулись вдоль тела, открывая взору совсем пока невозбужденный член, лежащий на гладко выбритом лобке.

Оби-Ван удовлетворенной кивнул и встал на колени, возвышаясь над ним. Секунда, и его штаны исчезли. Люк против воли прикипел взглядом сразу же к взметнувшейся вверх плоти, и больше уже не смог отвести глаза.

Это выглядело невероятно, немыслимо и было просто потрясающим. Ни одна, самая смелая и жаркая фантазия не вызывала такую бурю эмоций. Да что там, даже поцелуи Леи не заставляли член Люка так быстро отвердеть и прижаться к животу, пачкая кожу мгновенно потекшей смазкой.

Понимая, что его роль на сегодня совсем иная, Люк не смог удержаться, чтобы не потянуться рукой к дрогнувшему в ответ на прикосновение члена Оби-Вана. Обвести пальцами головку, сжать в кулак, с нажимом провести по стволу, задыхаясь от острого, нестерпимого желания.

Оби-Ван прикрыл глаза и вдруг мигнул на секунду, как изображение в голографе.

— Как интересно... — выдохнул он, но уточнять ничего не стал — вместо этого потянулся к Люку, впился в губы, обхватил его одной рукой за плечи, а другой сжал член.

Люк вскрикнул, выгнулся на встречу и хотел было затащить Оби-Вана на себя, но тут в голове будто прозвенел какой-то звоночек. Кеноби тоже его услышал и медленно выпрямился, хмурясь.

— Лея в бешенстве, — констатировал он. — Кажется, примирения сегодня не будет.

— Да уж, — прислушавшись, кивнул Люк. — Но пусть сами разбираются, — и снова потянулся к Оби-Вану, затаскивая его сверху.

Тот с удовольствием подчинился. Просунул колено между бедер Люка, удобно устроился между ними, толкнулся пахом в пах, и снова поцеловал. Люк вздохнул, поерзал, устраиваясь поудобнее, и постарался не думать о том, в какой непристойной позе лежит сейчас. Поцелуй становился все глубже и горячее, и почти уже было наплевать на все, кроме губ Оби-Вана, его рук, его расфокусированного взгляда и горячей твердости, упирающейся в низ живота, когда посторонний звук вырвал Люка из оглушительно-сладкого забытья. Люк попытался отмахнуться от него, но звук нарастал. Он рвал барабанные перепонки, звенел в мозгу.

Сомнений не оставалось: к Храму летел космический корабль.

Оби-Ван пробормотал нечто, в корне опровергающее его же утверждение, будто джедаи не ругаются.

— Это Хан, — сказал мрачно. — И почему-то я совершенно уверен, что просто показать ему комнату на ночь будет недостаточно.

— Может, сделаем вид, что меня нет? — Люк со стоном зажмурился. — Пошатает по Храму, сестры определят его на ночлег, а я утром скажу, что медитировал в Силе?

— Как хочешь, конечно, — с сомнением протянул Оби-Ван, — но это же Хан...

И то верно — тот был способен и из медитации выдернуть, пожалуй. И потом... Люк укорил себя за малодушие. Не так уж часто Хан искал дружеского сочувствия.

— Ты прав, это Хан, — Люк крепко обнял Оби-Вана, быстро поцеловал в губы и разжал объятия, давая ему отстраниться. — Но для него же лучше, если причина этой ссоры не какая-нибудь ерунда, типа трата всех денег на очередную запчасть для Сокола.

— Всех денег Республики ты имеешь в виду? — усмехнулся Оби-Ван. Он уже оказался одетым, и внутри едким облаком растеклось разочарование. — Хм, так лучше? — он снова остался в одних брюках.

— Лучше! — уверенно кивнул Люк, быстро одеваясь. — Должен же я получить хоть какую-то моральную компенсацию за то, что у меня сейчас тут все взорвется, — сморщился, когда шов на штанах больно впился в слишком чувствительное место. — Ты же не оставишь своего ученика одного в такой трудной ситуации? — с надеждой посмотрел на Оби-Вана.

— И что же я должен сделать? — Оби-Ван прищурился, и в его глазах на минутку загорелись те самые хищные огоньки. — Усыпить Хана с порога? Или довести Испытание до конца прямо у него на глазах? Меня он видеть не может, а твоя выдержка будет подвергнута самому суровому испытанию, что я могу придумать.

— О, вот про усыпить это очень здорово! — рассмеялся Люк. — Но нечестно... — он вздохнул. — И кстати, система охраны нам нужна в первую очередь! — поморщился от слишком громкого рева турбин. Хан, по всей видимости, парковался прямо перед самым Храмом. — Идем встречать, пока он не перебудил всех юрлингов и не перепугал сестер.

Вышедший их Сокола Хан матерился, как сапожник, и распространял вокруг себя ауру раздражения.

— А, Малыш! — обрадовался он, увидев Люка. — Ты уже здесь. А я боялся, что придется рыскать по твоему замку.

— Кажется, с некоторых пор мне не нравится, что он тебя так называет, — весело заявил Оби-Ван.

— Привет, дружище, — Люк одарил Оби-Вана красноречивым взглядом и безумно пожалел, что так и не нашел время, чтобы научиться общаться с ним мысленно. — С твоим ведром с болтами ты не смог бы появиться незаметно, так что я давно в курсе, что у меня гости. Какими судьбами? — и крепко пожал руку Хану.

Хан же почти сразу отбросил его руку и сгреб в охапку, хлопая по спине.

— Соскучился, веришь? — усмехнулся он. — Ну и заодно решил посмотреть, что ты тут такое интересное творишь. Неплохо устроился, надо сказать... — он оглядел Храм и присвистнул.

— Ну должен же я хоть что-то получить в награду за бессонные ночи и постоянный риск, — хмыкнул Люк. — А если серьезно, то в первую очередь я забочусь о юрлингах. Они будущее Ордена, они хранители Силы. И этот храм тоже ее хранитель, — в ответ Хан криво ухмыльнулся и обхватил его за плечи. Люк улыбнулся в ответ и повлек его внутрь. — Чувствуешь? — спросил шепотом, когда они вошли в главный холл. — Даже те, в чьей крови нет мидихлорианов, ощущают здесь присутствие Силы.

— Уж прости, может, я и почувствовал бы что-нибудь, если бы не хотел так сильно в туалет, — Хан виновато пожал плечами. — В Соколе очиститель накрылся, а починить пока руки не дошли. Да и я как-то спонтанно решил тебя навестить...

-Ну да, ну да, — Люк насмешливо на него посмотрел. — Потому что Лея выгнала.

— А ты откуда знаешь?! — изумился Хан.

— Наверное, потому что мы с ней близнецы? — Люк вопросительно поднял одну бровь. — И чувствуем, когда второму плохо? А если честно, то она настолько зла, что даже в Силу выплеснулись ее эмоции. Мне даже интересно, что ты такого натворил, что твой безотказный трюк с бешеными поцелуями и утаскиванием в спальню сегодня не сработал?

2016-01-20 в 17:36 

Катори Киса
Травматолог сказал, что моя жизнь срослась неправильно и придётся сломать повторно
Оби-Ван, шедший рядом, беззвучно рассмеялся и пробормотал что-то, вроде что откуда Люк про утаскивание знает.

— Ну уж нет, о делах и о бабах с порога не говорят, — решительно заявил Хан наставительным тоном. — О, а это туалет? Я сейчас!

Он скрылся в Умывальной, а Люк повернулся к сверкающему улыбкой Оби-Вану.

— Он прекрасен, — хмыкнул тот. — Хотя, конечно, на роль короля совершенно не годится.

— Зато он отличный муж королевы, — пожал плечами Люк и тоже улыбнулся. — А еще на него невозможно долго злиться, даже за то, что он лишил меня Испытания! — последнее слово он произнес тихо. — Но тем любопытнее, что же он натворил...

Из Умывальной появился растерянный, мокрый с головы до ног, Хан.

— Что-то не то у тебя тут с сантехникой, — протянул обижено. — Или это твоя Сила мне за Лею мстит?

— С сантехникой нормально все, ты наверное режим "подмывания" включил, — расхохотался Люк и коротким потоком Силы высушил Хана, попросту "вытряхнув" с него молекулы воды. — Для совсем маленьких юрлингов. Или влез в душевую для тех, кто постарше. Так что ты натворил-то, а? Опять Сокол? Или решил "на пару деньков смотаться на халтурку. Да всего-то делов на десяток парсеков"?

— На этот раз кое-что похуже, — уныло вздохнул Хан и потянул его дальше по коридору. — Пойдем, где у тебя тут можно выпить что-нибудь да поговорить по-братски?

— Даже так, — Люк обеспокоенно глянул на Оби-Вана. Если Хан решил напиться не ради попойки, а чтобы "запить" проблему, дело действительно плохо. — Пошли в мои покои, юрлингам еще не хватало на тебя пьяного смотреть.

Но наверное все было еще хуже, чем думал Люк. Потому что, едва они вошли в гостиную, Хан вытащил из-за пазухи трехгранную бутыль ярко-алого стекла. Даже на забытом всеми богами Таттуине знали, на что способна бражка из яблок с крохотной планеты Орро и что крепче и убойнее этой штуки нет больше ничего в целой Галактике.

— Так, ну-ка дай-ка, — Люк поспешно выхватил у Хана бутылку. — Это без меня, знаешь ли. А мне просто расскажи уже наконец.

— Да что рассказывать, — с досадой прошипел Хан, пытаясь вернуть свое имущество. — Она принцесса! Ты знаешь об этом?

— Кажется, я угадал, — Оби-Ван подошел на кровати и устроился на ней в весьма расслабленной, а от того сексуальной позе. Впрочем, даже если бы он просто сел на стул, Люк, пожалуй, счел бы и это сексуальным.

Пришлось вспомнить все медитации с Йодой, чтобы заставить себя перевести взгляд на Хана.

— Конечно, знаю, — кивнул чуть отстраненно. — Наша мама была королевой планеты Набу. Но эта должность выборная, потом она стала Сенаторов галактического Совета. А приемные родители Леи были правящими королями, да. А что не так то? — добавил с искренним недоумением.

— Что не так? — Хан горько усмехнулся. — Ты спрашиваешь, что не так? Ты помнишь церемонию награждения после разрушения Звезды смерти? — он прищурился, а Люк поморщился. Чопорная и нудная, он еле её выдержал, а Хан и вовсе сбежал с Чупакой сразу после вручения медалей. — А теперь представь, такая церемония длинною в жизнь! А Лея еще хочет, чтобы я живо принимал участие во всей этой политической хренотени!

— И ты сцепился с ней, вопя и топая ногами? — Люк закрыл руками лицо, пытаясь не расхохотаться, представив себе, как это выглядело. — Хан, да она забудет про все свои церемонии, едва родится малыш. Женщины они странные, наши Сестры вон, когда их только подбирали, столько условий выдвигали, я думал, поседею. А как юрлингов стали привозить — про все забыли. И ходят, светятся все, хоть формально эти дети им никто. А тут ваш с ней ребенок. А потом второй, а там и третий, — он утвердительно покачал головой, когда Хан в испуге округлил глаза. — Поверь мне, она сама найдет способы все эти церемонии сократить до минимума. А что касается политики, — он потер подбородок, — то ей просто нужна поддержка. Переговоры она сама проведет, тебе нужно быть лишь примерно в курсе, о чем они, и самое главное — что Лея хочет из них получить.

— Какая жалость, что ты не можешь сделать это вместо меня, — Хан с надеждой на него глянул, но Люк решительно скрестил руки на груди. — Но разве джедаи не помогали Республике и в политике тоже? Всякие там агрессивные переговоры?..

— Вот будут джедаи — будут помогать, — отрезал Люк. — А пока что есть только я...

— Отец-настоятель, — подсказал Оби-Ван, откровенно забавляясь.

Люк бросил на него негодующий взгляд, да так и завис, сбившись с мысли.

— Малыш? — Хан потряс рукой у него перед глазами. — Ты куда смотришь?

— Да там... — Люк прокашлялся. — Оби-Ван Кеноби передает тебе привет.

Оби-Ван лучезарно улыбнулся и сделал ручкой

— Оби-Ван? — переспросил Хан и оглянулся. — Слушай, а он мне не поможет? Ну он-то переговоры раньше вел, мне Лея рассказывала.

— Вряд ли, — покачал головой Люк и налил им с Ханом по чашке чая. — Это бремя твое и нести его тебе. Выбрал в жены принцессу, теперь терпи. И скажи спасибо, что она отказалась обучаться. Иначе просто скандалом бы не ограничилось, она бы тебя так Силой приложила, что Чуви пришлось бы утром тебя со стены, как коврик, стаскивать. Агрессивные переговоры в рамках отдельно взятой семьи.

— На самом деле, я бы мог помочь, — вскинул бровь Оби-Ван. — Если бы он меня видел. Но сейчас — максимум, что я могу, писать коротенькие записочки с ценными советами и вековыми мудростями. Что-то вроде "Терпение, юный король" и всё в таком духе.

Люк едва успел поставить чашку, чтобы не расплескать горячее себе на штаны, потому что его буквально душил смех.

— Не-не, тут только ты сам, — ответил он сдавленно. — Да и потом, не ты ли у нас мастер отболтаться в любой ситуации, а? — поднял бровь. — Вспомни, из каких передряг ты выбирался. Скольких кредиторов оставлял с носом и как уходил от мародеров и космических пиратов? Политика — то же самое: не дай нагреть себя, постарайся нагреться сам. И желательно, чтобы оппонент при этом остался в полной уверенности, что он тебя все-таки нагрел.

— О, я смотрю, мальчик вырос, — Хан глянул на него с уважением. — Ещё бы пить научился... — он с неприязнью глянул на свою нетронутую чашку.

— Нет, прости, не сегодня, — покачал Люк головой. — У меня Испытание скоро, — он выразительно посмотрел на Оби-Вана.

— Что за Испытание? — живо заинтересовался Хан. — Начистить кому-то морду? Помощь нужна?

Представив, как отреагирует натуральный, как камень на необитаемой планете Хан, если узнает, от чего он оторвал шурина, Люк только покачал головой.

— Кулаками не решается дело сие, — произнес торжественно. — Дух мой, волю и самоконтроль испытывать станут... — Хан испуганно посмотрел себе за спину, в угол рядом с кроватью, и Люк рассмеялся. — Не все так страшно, но помочь мне, если и сможет, то только Оби-Ван, — он отпил чай. — А Лее ты просто дай немножко остыть, а потом скажи, что подумал и решил, мол, что на ее хрупких плечах слишком много лежит. И непременно ей поможешь. Только не обещай, к примеру, выбить снижение цен на уран прямо завтра.

— Немного — это сколько? — уточнил Хан насмешливо. — Недели хватит? Смотаюсь тогда с Чупакой на одну планетку, там должен быть один давний приятель...

— Дай ему медальон, — вздохнул Оби-Ван. — Чувствительный к Силе. Чтобы не искать его потом по всем Галактикам.

— Его старое ведро мы найдем сразу, — вслух ответил Люк. — Оби-Ван велел дать тебе вот это, — в ответ на вопрос в глазах Хана вытащил из ящика небольшой амулет. — И Лея не будет волноваться, куда запропастился перепугавшийся король, и мне спокойнее, что не придется возить ее по всей Галактике. Гиперпрыжки ей сейчас совсем не нужны, а если она хоть чихнет незапланированно, нас с тобой линчует отец.

— Он что, приходит к тебе в страшных снах? — фыркнул Хан, но покорно надел амулет на шею.

— Почему в снах, — не понял его Люк. — Он так же, как Оби-Ван и магистр Йода, в Силе живет. И Лея, с ним, кстати, иногда общается. Так что, дорогой зять, терпения тебе с тестем, и да прибудет с тобой Сила, если ты доведешь его до того, что его теперешняя джедайская мантия опять почернеет.

— А что он может мне сделать? — с недоумением глянул на него Хан. Он встал и стал методично обшаривать ящики большого комода. — Он же привидение.

На это Оби-Ван выразительно выгнул бровь и пассом Силы распахнул дверцу самого верхнего ящика, скидывая оттуда пузатую бутылку — прямо в руки Хана.

— Ого! — поразился Хан. — Это он сделал?

— Нет, это Оби-Ван, — покачал Люк головой, с интересом глянув на Кеноби. — Ты решил меня... то есть, нас напоить?

— Это будет интересно, — хмыкнул тот.

— А мне нравится этот старик, — ухмыльнулся Хан и лихо откупорил пробку. — Не скажу, что в первую нашу с ним встречу согласился лететь не только из-за денег, но... — он одним глотком опустошил свою чашку и плеснул себе и Люку по щедрой порции.

— Вообще-то в Силе возраст понятие относительное, — Люк взял чашку. — Так что со "стариком" ты поаккуратнее. А то Лея получит тебя завтра в каком-нибудь экзотическом виде.

— Жаль, что он не видит меня таким, — Оби-Ван сел на стул рядом с Люком. — Думаю, мы бы поладили. При условии, что он перестал бы звать тебя "Малыш", — он хмыкнул и погладил Люка по руке.

Люк вздрогнул от прикосновения и едва сдержался, чтобы не погладить Оби-Вана в ответ. Хан, может и примет его пояснения, но точно решит, что пытки Палпатина оставили свой след и головой Люк повредился.

— Давай выпьем, — сказал он и поднял чашку, будто случайно дотронувшись до колена Оби-Вана. — За встречу.

— Это дело, — удовлетворенно кивнул Хан.

2016-01-20 в 17:37 

Катори Киса
Травматолог сказал, что моя жизнь срослась неправильно и придётся сломать повторно
Пить Люк не слишком любил, но конкретно сейчас спиртное отвращения не вызвало, и осушив одну порцию, он без особых сомнений подставил чашку для другой. Оби-Ван же всё-таки "накинул" тунику и с интересом за ними наблюдал.

— Ну а как ты-то? — поинтересовался Хан. — Ещё не увяз в строительной пыли? Или, может, ты тут гнездышко обустраиваешь? — он хмыкнул.

— Хан, ты ведь знаешь, джедаям не положено обзаводиться гнездышками, — покачал головой Люк. — К тому же, у меня помимо строительных дел работы невпроворот. И переговоры, и тренировки, и юрлингов мы все еще ищем по всей галактике. Плюс еще надо по-новой собирать библиотеки, писать учебники. Кстати, вы не говорили с Леей на счет того, что будете делать, если ваш ребенок будет обладать Силой? А он будет почти наверняка.

Над этим вопросом сам Люк думал очень много. С одной стороны, правила едины для всех, и отступление от них — путь на Темную сторону. А с другой — как отнять ребенка у собственной сестры? Как убедить отдать новорожденного в Орден под патронаж Сестер. И как воспитывать родную кровь в принципах, что у джедая не должно быть привязанностей?

— Ну... — Хан неопределенно покрутил рукой. — Вообще-то думали, — признал неохотно. — И сошлись на мнении, что учиться ему, конечно, нужно будет. Вот только... Послушай, — он оперся локтями на стол. — Вот ты же рос с мамой и папой...

— Дядей и тетей, — поправил Люк.

— С дядей и тетей, — кивнул Хан. — И стал в итоге ведь джедаем. Так почему обязательно нужно лишать нашего сына семьи? Разве нельзя учить его всем твоим джедайским штучкам как, например, математике?..

Оби-Ван нахмурился и скрестил руки на груди.

— Сила — не математика, — покачал головой Люк. — Ею нельзя заниматься периодически или в перерывах между игрой. Я не настаиваю, ничего плохого не будет, если вы решите не отдавать его. Сила будет в нем, но вреда не причинит, — он глотнул еще. — В любом случае, это должно быть ваше общее решение, и я его приму.

— А если отправить его к тебе, когда постарше станет? — Хан посмотрел на Люка с надеждой.

— Не знаю, — предельно честно ответил Люк. — Не самое лучшее это — правила нарушать, — он посмотрел на Оби-Вана, нахмурившегося еще больше. Они сейчас явно думали об одном и том же. — Давай решать проблемы по мере поступления, а? — спросил Люк у Хана. — Может, у вас родится девочка, умненькая и красивая, как мама, и ей будет интересна политика, а не световым мечом махать? Или пацан — самый лучший в галактике пилот, как папа и дядя? И тоже не захочет связываться с Силой?

— Ты прав, как почти всегда в последнее время, — улыбнулся Хан и отсалютовал ему чашкой. — Хотя, Чупака, получается, тоже прав. Он сказал мне: "Забей".

Оби-Ван улыбнулся шутке, но только краешком губ.

— Расскажи ему, — сказал он тихо. — Мою историю. И историю Энакина Скайуокера.

— Истории не обязательно повторяться, — вздохнул Люк. Хан недоуменно посмотрел на него. — Оби-Ван просит рассказать, — пояснил Люк. — Про моего отца...

Хан не перебивал. Подливал им в чашки из стремительно пустеющей бутылки, хмурился, жевал губами.

— ... И Оби-Ван опустил меч, давая ему последний шанс вернуться на светлую сторону, — с трудом сглотнув, закончил Люк. — Остальное ты знаешь. Мы с ним сражались, он отрубил мне руку. Потом привел к Императору... Потом спас, ценой собственной жизни...

— Да, дела... — Хан впервые выглядел настолько серьёзным от простого разговора. — Я, признаться, думал, что он вас с Леей просто нагулял на какой-нибудь имперской оргии. А оно вон оно как... Хотя на самом деле получается, что это скорее не он тебе отец, а Оби-Ван этот. Хотя тоже хорош. Другого способа не нашлось у него, кроме как умереть красиво.

— Не говори так, — Люк покачал головой. — Я рассказал все в общих чертах, но поверь, другого способа не было.

— Да верю я тебе, верю! — Хан разлил остатки спиртного. — Тем более, раз уж ты с ними общаешься, не настолько уж они и умерли.

— Но и не живы, — с горечью сказал Люк. — Я даже представить не могу, каково это, остаться проекцией в Силе. И смерть, как бы ты ни был уверен, что вернешься, это все равно смерть. Ладно, что-то мы не о том с тобой, — Люк тряхнул головой. — В любом случае вашего ребенка ждет другая судьба. Потому что он не раб. Потому что у него есть отец. И он не будет жить в постоянном страхе потерять родных, — залпом прикончил свою порцию. — Ради этого мы и проливали кровь. Чтобы дети не оставались сиротами.

От него не укрылось, как Хан глянул на его руку. Оби-Ван же между тем подался вперед и сжал его пальцы.

— Всё не так плохо, — тепло улыбнулся он. — Куда лучше небытия. Ну, по крайней мере, для меня.

— И для меня тоже, — совершенно позабыв про Хана, ответил Оби-Вану Люк. — Потому что пойди все по-другому тогда, кто знает, было ли все именно так сейчас.

Ну конечно бы не было! Оби-Ван Кеноби был бы уважаемым членом Сената, умудренным сединами старцем, а Люк — прилежным падаваном. Мотался бы со своим учителем по галактикам и наверное даже и не встретился бы никогда с глазу на глаз, не говоря уж о всем остальном.

— Ты меня пугаешь, — Хан поморщился, с сожалением глянул на пустую бутылку и откинулся на спинку стула. — Ты уверен, что это старик Бен, а не какое-нибудь левое привидение?

— Я уже сказал, никакой он больше не старик, — Люк наконец почувствовал действие алкоголя и отстраненно подумал, что надо быть сдержаннее на язык. — Сколько тебе сейчас? — поинтересовался у Оби-Вана. — Лет тридцать?

— Двадцать семь, — Оби-Ван улыбнулся, глядя на него уж как-то слишком понимающе.

— Эта ваша Сила вечную молодость, что ли, дарит? — не понял его Хан и зевнул. — А впрочем, неважно, в вашей этой Силе сам черт ногу сломит, — он потер шею и со стоном потер глаза. — Слушай, у тебя кровати не найдется? Если у вас тут нельзя неджедаям, я пойму. Просто в Соколе воняет, как в сливной яме, — снова зевнул. — Да и койка жестка-ая...

— Найдется! — Люк поспешно поднялся на ноги, но качнулся и был вынужден опереться на стол.

— В самую дальнюю Ночную, — тут же скомандовал Оби-Ван. — А то еще услышит что-нибудь.

Люк кивнул и перехватил Хана поудобнее.

Видно, тот здорово расслабился после выпивки, потому что сгружал его Люк уже глубоко спящего. Путь оказался и неблизким, и весьма трудным. Пару раз Оби-Ван, отпуская ехидные замечания, даже подхватывал их Силой, не давая разбить головы об угол или пересчитать ребрами ступеньки.

— Ну, кажется все, — Люк накрыл Хана пледом и натужно выдохнул. Нагрузка пошла на пользу: в голове основательно прояснилось. Но вот тело было словно ватным. — Надеюсь, завтра мне от Леи не попадет за то, что спаиваю ее мужа. Кстати, наверное, надо отправить ей сообщение, что он у меня, — спросил задумчиво, когда они возвращались обратно в его покои. — Наверняка она уже остыла и теперь волнуется, куда понесло Соло.

— На твоем месте я не стал бы этого делать, — покачал головой Оби-Ван. — Хан, конечно, сложный человек, но и сестра твоя не лучше. Немного поволноваться ей полезно, — он сел на кровать и посмотрел на Люка с теплой улыбкой. — Ложись спать, — сказал мягко. — У тебя в крови сплошной алкоголь.

— Вообще-то я за племянника или племянницу волнуюсь, как бы это все ему не вышло боком, — вздохнул Люк и послушно принялся стягивать одежду. Когда на нем остались только штаны, он немного неловко плюхнулся на кровать. — Полежишь со мной? — спросил с улыбкой и с удивительной после такого возлияния ловкостью избавился от штанов и вытянулся на простынях.

— Чтобы все закончилось пьяными приставаниями и моим очередным отказом? — Оби-Ван усмехнулся, но все-таки лег. — Не волнуйся за Лею. Твой отец уже связался с ней и вовсю пользуется шансом наладить отношения.

— Отец не упустит удобного случая, — усмехнулся Люк и подгреб под себя подушку. Удобно устроился и с укором посмотрел на Оби-Вана. — Я не собирался приставать, — сказал убежденно. — По крайней мере, пока ты сам об этом не заговорил, — добавил неожиданно весело. Оби-Ван прав, он очень пьян. Вон уже и за языком следить не очень получается.

— Да ты даже коснуться меня вряд ли сможешь, настолько потерял концентрацию, — хмыкнул Оби-Ван и в доказательство дотронулся до его плеча. И правда, Люк прикосновения не почувствовал.

— Смогу! — он потряс головой и несколько минут напряженно сосредотачивался. Но рука, протянутая к руке Оби-Вана, провалилась в пустоту. — Смогу, сказал! — рыкнул рассерженно.

Хмель безумно мешал. Сбивал с толку, дезориентировал, уводил в сторону. Люку потребовалось еще две попытки, прежде чем его пальцы коснулись теплой кожи, а в нос ударил тонкий, такой знакомый запах сандала.

Оби-Ван понимающе усмехнулся, а потом вдруг быстро наклонился и приник к его губам поцелуем. Голову почти сразу же повело, Люк ответил ему с глухим стоном и попытался обнять, но руки только махнули в воздухе, а ласковые губы вдруг исчезли — сохранять контроль, целуясь, он оказался не в состоянии.

— Нечестно! — обиженно пробормотал Люк и снова сосредоточился. — Все, я спать! — заявил, касаясь волос Оби-Вана. — И больше никогда не предлагай мне спиртного!

— Спи, падаван, — Кеноби погладил его по голове. — Выпить с друзьями — святая обязанность любого человека, независимо от того, джедай он или нет.

— Наверное, — согласился Люк и перекинул руку Оби-Вану через грудь. Сосредоточившись на ощущении тепла рядом и удивительной гармонии со всем миром, он закрыл глаза и почти мгновенно уснул.

2016-01-21 в 20:53 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Хэн, ну как ты не во время! Только там почти дошло до интима, а тут ты со своими семейными проблемами. :facepalm:

2016-01-21 в 20:57 

Катори Киса
Травматолог сказал, что моя жизнь срослась неправильно и придётся сломать повторно
Lilith_Darkmoon, Хан такой Хан )))

2016-01-24 в 15:27 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Остается надеяться, что следом не примчится разгневанная Лея.

И Можно вставку: юНлинги. Ю́нлинг — начинающий, делающий первые шаги в обучении контролю над Силой и обращении со световым мечом. Обычно юнлинги — дети. Первое появление юнлингов можно было увидеть во время их тренировки с Магистром Йодой во втором эпизоде новой трилогии «Звёздных войн» с Википедия.

     

Star Wars Fanfiction

главная