_илиАДа_
А ты живешь по законам доброты, мудак?!
НИЧЕГО ЛИЧНОГО, 1/10

Автор: _илиАДа_
Бета: вождь Мелкая Река
Рейтинг: PG-15
Размер: макси, ~38 тыс.слов
Пейринг: основной - Кайло Рен/По Дэмерон
Жанр: слэш, романс, флафф, журналистско-писательское АУ
Саммари: Идейные противники, семейные проблемы, приступы удушья и любовные романы в мягкой обложке. А еще Чубакка тут - собака.
Примечание: фанфик дописан, находится в процессе бетинга, планируется выкладка раз в неделю.

1

Таксист поправил сползшие на переносицу очки и нахмурился.
- Ну, обычный такой мужик был. Лет шестидесяти, примерно. С бородой. Волосы длинные. Серые такие. Ну, седые. Одет в пальто какое-то. Длинное и светлое. Не новое, кажется. – Таксист растерянно и в то же время недовольно посмотрел на Суралинду Джавос, которая, хотя и пыталась ободряюще улыбнуться, ни капли в этом не преуспела. – Не знаю я, что еще. Обычный мужик. Четыре чемодана вез – тяжеленных. Сказал, что свою библиотеку перевозит. Попросил осторожнее с ними. А я что? Если бы зверька какого вез – то осторожнее, понятное дело. А книги то, что им сделается? Но я все равно осторожно! – быстро добавил он, заметив, как недовольно вздохнула женщина. – Ничего этим книгам не сделалось. Я понимаю, может, коллекционные, кучу денег стоят. Мое дело маленькое – и я делаю все, как надо. И никто не жаловался. Нет, ну бывало, особенно если…
- Мистер Абрамс, - решительно прервала Суралинда, нажимая кнопку паузы на диктофоне, - мы платим вам, хорошо платим, за то, чтобы получить эксклюзивные сведения, уникальный, так сказать, материал. Вы понимаете, какая на вас лежит ответственность?
- А я что? – буркнул мужчина. – Я и рассказываю все, как было. Диспетчер мне сообщил адрес, я приехал. – Женщина сделала ему знак рукой, потом снова включила диктофон, и таксист продолжил с сомнением в голосе: - Сейчас можно? Ну, постоял я у дома минут пять, не больше, сад у них там красивый. А потом вышел тот мужик. Чемоданы свои неподъемные выволок. Обычный такой, спокойный. Не болтал много, хотя, знаете, как оно бывает? Пассажиры разные попадаются, и я…

В глазах Мастера была глухая тоска. Необычайно тихий и молчаливый, терзаемый своими мыслями, Мастер устало смотрел в окно на проносящиеся мимо улицы – так, словно навсегда хотел запечатлеть их в своей памяти.
«Было что-то такое в этом человеке, - говорит мистер Абрамс, таксист, которому посчастливилось в тот вечер приехать по вызову, - что даже сложно описать словами. Какое-то скрытое достоинство. О таких говорят – порода».


- Он что, шишка какая-то?
Суралинда Джавос снова перемотала запись и снова услышала невнятный полушепот. Мистер Абрамс тогда наклонился к самому ее уху, чтобы задать этот вопрос, и она невольно отпрянула. Он же обиженно отодвинулся и вновь поправил очки. – Политик какой? Я за этим не слежу. Сегодня одни у власти, завтра – другие. Больно много чести – запоминать каждого. Но если я бы про этого тогда знал…

« - Как жаль, - сокрушается мистер Абрамс, - что в этом печальном, исполненном благородства человеке я не признал того самого Мастера. В нем чувствовалось величие, оттененное скромностью. Мне не давала покоя мысль, что я откуда-то знаю его. Однако столько горести в нем было, столько безмолвной скорби, что я не решился тревожить его расспросами, оставив его предаваться своим размышлениям в уютном полумраке салона.
Когда мы подъехали к зданию автовокзала, мой величественный пассажир…»


Суралинда Джавос открыла вкладку со словарем синонимов и набрала в поисковой строке слово «величественный». Варианты были сплошь неподходящие: «величавый, торжественный, авантажный, царственный, грандиозный, державный, монументальный, импозантный, эпический, святой». И хотя читатели, пожалуй, были бы только рады читать о «святом Мастере», Суралинда изменила слово на «достопочтенный».

«Когда мы подъехали к зданию автовокзала, мой достопочтенный пассажир посмотрел на меня так, словно только очнулся от глубокого сна. Мы вышли из машины. Я помог ему выгрузить чемоданы с книгами, а он улыбнулся мне растерянно, но тепло, протянул деньги (чаевые были более чем щедрыми) и попросил:
- Пожелайте мне удачи!
- В чем, сэр?
- В новой жизни».


Она потянулась, зевнула и залпом допила остатки остывшего кофе. Хорошо все-таки, что бывший одногруппник По Дэмерон (все равно что старый боевой товарищ) сумел помочь ей с этой работой. Ей вот прям до чертиков надоело работать на «имперский» новостной канал «Светоч Галактики» (ну что за дурацкое название?) – постоянно кого-то разоблачать и обличать. Тогда как ей нравилось сплетничать – из нее получился бы отличный редактор колонки светской хроники. Перемывать косточки богатым и знаменитым, обсуждать их наряды, безумные траты и новых любовников – это ли не счастье? Но вместо этого она бродила под окнами домов различных политических фигур, выискивая материал для следующей статьи. Так Суралинду и нашел По Дэмерон – под кустами у дома своей начальницы, Леи Органы. И тут же, в зарослях шиповника, предложил ради разнообразия сменить вид деятельности и написать что-нибудь не про Лею Органу, а для нее. Что-нибудь уникальное. А спустя неделю после этого разговора – как удобно – пропал сам Мастер, и шустрая мисс Джавос успела первой выяснить, на каком такси Мастер ехал и кто его отвозил.

И Мастер, всегда отличающийся бодростью и оптимизмом, сделал первый, нерешительный и осторожный, шаг в эту новую жизнь – к новой истории.
Таксист мистер Абрамс наблюдал, как его загадочный клиент затерялся в толпе. Его не покидало чувство, что он стал свидетелем чего-то важного – и непоправимого. Тогда он еще не знал, что долгое время будет считаться последним человеком, встретившим Люка Скайуокера.


Суралинда перечитала последнее предложение вслух. И хотя в нем ей виделся передержанный трагизм, читателям это наверняка понравится. Была ведь в нем еще и толика надежды – на «долгое время», но не навсегда же. Женщина хищно усмехнулась и нажала на значок «Сохранить». Пожалуй, сменив место работы, она, как и достопочтенный Мастер, сделала первый шаг к какой-то занимательной истории. Но Суралинда Джавос тогда еще не знала, что по-настоящему занимательной эта история будет вовсе не для нее.

*
Улыбайтесь, упражняйтесь и пейте зеленый чай, или 15 способов борьбы со стрессом.
Табала Зо, рубрика «Здоровье и хорошее настроение», «Сопротивление»

По Дэмерон никогда не пасовал перед трудностями (по крайней мере, искренне верил в это), но спасовал перед неожиданной ногой. Точнее, бедром. Точнее… Пожалуй, это было самое неловкое в жизни По знакомство, если произошедшее можно было так назвать.
День начался совершенно обычно. Это его рабочие дни очень отличались один от другого, а вот выходные были похожи, как две капли воды, и водой же и были наполнены – Дэмерон ходил в бассейн.
Выходными у По чаще всего были вторники. Он спал до одиннадцати, чему был несказанно рад, а проснувшись, шел в бассейн, который обычно в первой половине дня пустовал – и все дорожки свободны, выбирай любую. Иногда, правда, компанию По составляли сосредоточенные спортсмены и их суровые тренера или расслабленные пенсионеры, нежащиеся в воде у самого бортика. И если первые не обращали на него никакого внимания, то последние укоризненно цокали языками и смотрели сердито, стоило По нырнуть так, как он любил – с летящими во все стороны брызгами. Пловец он был так себе, проплывать дистанции на скорость – развлечение сомнительное. Другое дело – с разбега сигануть в воду, походить на руках по дну бассейна, покувыркаться через голову. Но такое веселье, что и говорить, не для всех.
В тот судьбоносный (По нравилось это слово) людей в бассейне вообще не было, что очень обрадовало Дэмерона. Он нырял и нырял и болтал ногами в воздухе, чувствуя себя при этом повелителем морской стихии. И низкорослый сотрудник безопасности, с ухмылкой наблюдавший за ним со своего поста, совсем не смущал. Это был давний знакомец Дэмерона, мистер Волливан, который за хорошие чаевые и в отсутствие других посетителей позволял По делать все что угодно, хоть танцевать реггетон (чем тот однажды и занимался).
По плавал под водой, пытаясь считать секунды, в надежде на то, что сумеет побить свой предыдущий рекорд (двадцать восемь), когда уперся головой во что-то гладкое и округлое. Он тот час отпрянул и вскочил на ноги, пытаясь прийти в себя от нелепого испуга. Перед ним стоял высоченный мокрый мужчина и смотрел… недобро. А По часто дышал и думал, отчего же ему сделалось так страшно.
И вмиг вспомнился тот жаркий летний день, когда По было шесть, и они с папой пошли искупаться в речке, а папа, желая подшутить, схватил По за ногу под водой и потянул вниз, изображая морское чудовище. Потом папа, конечно, долго просил за свою глупость прощения, в основном, у мамы, потому что маленький По целых два дня отказывался с кем-либо разговаривать. А взрослый По успел почти забыть эту историю – до теперешнего момента.
Чуть успокоившись, Дэмерон бросил на мужчину беглый взгляд и осознал, что в своих подводных плаваниях уткнулся он ровно в обтянутую черными плавками… ягодицу. Точнее, под нее. Неловко. Страх мгновенно улетучился, и По Дэмерон ощутил, что краснеет от стыда. Или от обиды. И вот зачем, спрашивается, этот мужчина полез именно на ту дорожку, где По тренировал дыхание? Весь бассейн свободен же! Подкрался незаметно к ничего не подозревающему плывущему человеку – сам и виноват в… столкновении. И нечего теперь лицо делать такое – презрительное!
Господи, ну и высок же он! Роста, наверное, больше шести фунтов – вот и что нужно было есть, чтобы вырасти такой каланчой? Или это наследственность? Сам По был, мм, несколько ниже, и потому раздражение, возникшее в нем при виде этого мужчины, боролось с завистью и восхищением. Потому что восхититься было чем! Широкая спина и могучие плечи выдавали в нем частого гостя этих мест – жаль, что По его до этого ни разу не встречал. Длинный, худой, с очаровательно выпирающими позвонками – его сложно было бы не заметить. В воде, наверное, и вовсе бог, вот бы понаблюдать. Хотя всегда существовал риск разочароваться – вдруг он и плавать-то не умел, мало ли. А плечистый он, может, в родителей пошел. И каким же недовольным выглядел! Даже стекавшие по носу, весьма внушительному, капли не смогли сгладить впечатление суровой неприязни, ясно читавшееся на хмурой физиономии. Брови сведены, напряжены, словно думал он о мировых бедах – весь такой отрешенный, но в то же время сосредоточенный. Неприступный, но при этом отчего-то уязвимый. Неоднозначное впечатление, он был весь как из контрастов слепленный. И не сказать, что красивый, не в классическом понимании этого слова, но притягательный.
Мужчина, прищурившись, внимательно рассматривал его в ответ – долго так, пристально. Ага, узнал, наверное! По Дэмерон решил забыть водное происшествие и приветливо улыбнулся – он всегда умел вовремя вернуться к радужному настроению.
- Простите за это, - он неопределенно очертил ладонью круг в воздухе. – Не ожидал, что кто-то так окажется у меня на пути. И да, вы правы, - дружелюбно закивал По. – Я - тот самый По Дэмерон из «Сопротивления».
Он протянул руку для рукопожатия, но настоящего знакомства так и не получилось. Мужчина скривился, развернулся и с такой силой бросился в воду, будто мстил ей за что-то. По вздрогнул, а мужчина, нарочно задев его, поплыл к противоположному борту и на ходу, судя по звукам, успевал цедить ругательства сквозь зубы.
По ошарашенно смотрел на пловца (действительно хорош, хоть и двигался нервно), и рассеянно думал о том, что в бассейне, в месте, куда люди приходили, чтобы расслабиться, позаниматься спортом, похудеть или справиться со стрессом, последнее получалось далеко не у всех. Если подумать, жаль беднягу.
- Странный он какой-то, - пробормотал По, проходя мимо Волливана.
- Еще бы, - усмехнулся Волливан. А потом, быстро оглядевшись, сделал По знак наклониться и прошептал зловеще: - Это же сам Кайло Рен!

*
К сожалению, на сегодняшний день его местоположение остается неизвестным. Однако мы не теряем надежду и продолжаем молиться за благополучное возвращение того, кого мы все любим и ждем.
Джессика Пава, новости, «Сопротивление»

Телефон стоял в самом центре ньюсрума, большой и красный, и трезвонил вот уже целую минуту, но никто не обращал на него внимания.
Мальчик-курьер, принесший огромный конверт с наверняка важными документами, удивленно оглянулся.
- Простите, - нерешительно обратился он к женщине, подписавшей накладную о доставке, - мисс… - он сверился с подписью, - Джавос? А почему никто не берет трубку? Это же… редакция, так? Вдруг вам хотят сообщить что-то срочное?
- Для срочного есть мобильные, - усмехнулась Суралинда Джавос, вскрывая конверт, - для всего остального – горячая линия. Ну знаешь, из тех, которые «Ваш звонок очень важен для нас». – Она рассмеялась – то ли своим словам, то ли тому, что успела прочесть на вывалившихся из конверта листках. – По должен это увидеть, - пробормотала она, отсылая курьера небрежным жестом.
Мальчик еще какое-то время стоял, не двигаясь, недоуменно наблюдая за тем, как люди продолжали работать, прячась за своими маленькими перегородками и не двигаясь с мест, будто приросли к ним – при этом они успевали недовольно мычать, вздыхать и качать головами.
- Кто сегодня на горячей линии? – громко спросила Табала Зо, прикрывая ладонью трубку собственного телефона. – Ответьте кто-нибудь, мне литредактора не слышно!
- О, ради бога, - вскричала сидевшая рядом пожилая женщина, снимая очки. Мальчик вздрогнул и поспешил покинуть помещение. Женщина даже не заметила его - она приложила ладонь ко лбу и прикрыла глаза, словно пытаясь справиться с головной болью. До этого она более часа старалась сосредоточиться на бумагах перед собой, делая в них пометки и решительно вычеркивая целые абзацы.
– Если кто-нибудь сейчас же не начнет отвечать на звонки, я уволю всех, абсолютно всех!
- Но принцесса… - какая-то девушка выглянула из-за своей перегородки.
Женщина угрожающе подняла на нее взгляд.
- Но мисс Органа, - поспешно исправилась девушка, - это же работа Конникс, а она взяла выходной, потому что…
Но закончить ей не дали.
- Селла, сегодня ты будешь за Конникс. Так что сними, будь добра, трубку и поговори с тем, кто так отчаянно пытается пробиться. Будем надеяться, что это что-то стоящее, а не очередной скучающий идиот.
Телефон внезапно смолк и на мгновение стали слышны приглушенные женские голоса откуда-то справа.
- Эзра работал там какое-то время, так что он был знаком, ну знаешь, с внутренней информацией, - прозвучал возбужденный громкий шепот. - Ну вот и представь, приносит он этому, - она многозначительно выделила последнее слово голосом, - какие-то документы на подпись, а этого сразу перекосило от беспричинной ярости – так сильно, что стало походить на лицевой паралич. Он разбросал все, лежащее на столе, не переставая при этом громко ругаться, а затем схватил раскрытый лептоп и запустил им в стену. Рядом с Эзрой! И рассвирепел так, что прям задыхаться начал, представляешь?
- Какой кошмар! – посочувствовала вторая собеседница. – И как с таким человеком не то что работать – общаться возможно? Я бы не смогла.
- Да уж! Внушает ужас одним своим видом, когда не намеревается этого делать, а когда намеревается – у него это получается слишком убедительно. О его вздорном характере и приступах бешенства ходят такие чудовищные истории, что верится каждому слову.
- Джессика, - строго обратилась мисс Органа. – Тебе нечем заняться?
- Простите, мисс Органа, - девушка тот час вскочила со своего стула и неловко улыбнулась, - но вы же знаете, что мой муж работал с Кайло Реном, и…
- Оставь эти сплетни для кого-то другого, - прервала мисс Органа.
- Да, оставь их для моей рубрики, дорогуша, - хищно улыбнулась подошедшая к ним Суралинда Джавос. – Читателям будет очень интересно узнать, с кем спит Кайло Рен, если, конечно, ты располагаешь такой информацией, - она подмигнула Джессике, заставив ее скривиться. – Впрочем, я пишу только о селебрити, а мистер Кайло гадский Рен, к счастью, таковым не является.
Вдруг Суралинда резко обернулась к зазвонившему телефону – так, словно он ожил и заговорил с ней.
– Почему-то весной люди звонят чаще, надеясь, видимо, что уж в этом-то году все изменится, - она задумчиво постучала ногтем по подбородку. – Природа перерождается, начинается новая жизнь, а значит и наш кумир вот-вот появится, объятый лучами солнца, и принесет мир мятущимся душам.
Мисс Органа покачала головой.
– Мне хочется верить, что так оно и будет, но это вряд ли. – И в следующий миг позвала командным тоном: - Селла!
Девушка с надеждой обернулась к Суралинде.
- Линда, если ты не занята, ответь на…
- Селла, солнышко, мне жизненно необходимо отыскать По! - Она подмигнула недовольной коллеге и умчалась прочь из комнаты.
Селла поджала губы, демонстрируя свою обиду, и бормоча что-то про новости, интернет и дедлайны, она встала, чтобы нарочито медленно подойти к телефону.
- Горячая линия «Найдем мастера Люка». Добрый день, меня зовут Селла.
Мисс Органа с минуту послушала разговор – похоже, бессмысленный, а потом надела очки и вернулась к чтению своих бумаг.

*
Говорят, мир не так уж плох, пока в нем есть кофе. Жаль, что производители кофе от «Хосниана» думают иначе и ведут своих потребителей прямиком к миру загробному.
Специальный репортаж от Кайло Рена, «Империя»

Молодой человек закрыл дверь кабинета и сел прямиком на стол, медленно делая вдохи и выдохи, пытаясь успокоиться. Почему он так сглупил? Как так вышло?! Упустить такой шанс, когда он сам шел в руки! Потерять такую возможность! Что уж теперь. Ладно. Пусть. С этим можно справиться. Вдох. Выдох.
Странно, но этим утром плавание его не успокоило. Взбодрило – да, но и разозлило тоже. Потому что, очутившись перед лицом своего противника, Кайло Рен … растерялся? Даже мысленно произносить это слово было противно. Конечно, стоило все списать на эффект неожиданности. Рен пришел в бассейн, чтобы на какое-то время постараться забыть о работе и насладиться простой физической нагрузкой, но ему помешали. Он. По Дэмерон.
Естественно, Рен узнал его, черт возьми! Лучший оперативник «Сопротивления», протеже самой Леи Органы! Это говорило о многом. Личное дело… впечатляло. «Черный лидер» - что ж, удачный псевдоним. И несколько пафосный. Однако человеку, с такими глубокими карими глазами можно позволить некую долю пафоса. А какой самонадеянный!
«Я - тот самый По Дэмерон из «Сопротивления»!» - нагло ухмылялся он. Была бы ручка рядом – наверняка автограф бы оставил. На плече. И сиял бы потом от счастья, что пообщался с фанатом. Рена прям передернуло от этой картины.
Вообще когда Рен увидел его - как бы правильно выразиться? – резвящимся в воде, то первым порывом было выведать все планы «Сопротивления», сколь бы ничтожны они ни были. И поэтому он сразу же, не дав себе подумать, прыгнул в воду ровно на ту дорожку, по которой двигался Дэмерон. Плыть ему навстречу было бы странно, поэтому Рен встал на ноги – и почувствовал, что зря это сделал, буквально почувствовал. Задницей. Большой загадкой было то, в какой момент По вдруг начал плыть своим загадочным стилем, и как он вообще умудрился – внезапно и бесшумно! – оказаться за спиной у Рена. Но Рен не стал размышлять над загадками – он просто разозлился. А По Дэмерон вынырнул какой-то… ошарашенный, напуганный. Неожиданная реакция. Рен знал, что способен внушать ужас, но не так – По Дэмерон буквально оцепенел, и не сказать, что от смущения. И когда уже Рен был готов вытрясти из Дэмерона все, что тому было известно о том, как найти «Мастера» (ну или хотя бы наговорить каких-нибудь гадостей, отвести душу), он почему-то не сделал этого. Похоже, бассейн не настраивал на суровый рабочий лад.
Сказать по правде, он и не наделся, что будет тем самым человеком, которому после стольких лет удастся отыскать чертового Люка Скайуокера. О, как бы он этого хотел, он заслужил право уничтожить последнего джедая, избавиться от «Мастера» раз и навсегда. Но судьба никогда не была к нему столь благосклонна, чтобы потакать его правам и желаниям. И вот когда он искренне желал устроить чуть ли не допрос, что-то его остановило.
Кайло Рен сделал вдох и понял, что давно успокоился. Хм, после мыслей о «Черном лидере». Занятно.
На переговорном устройстве замигала лампочка, и Кайло Рен заставил себя вернуться в реальность. Он с силой нажал на кнопку.
- Что? – спросил он недовольно. Однако недовольство, как он сам только что осознал, было напускным. Потому что он мысли о «Черном лидере» отчего-то сумели его успокоить.
- Прошу прощения, что отвлекаю, мистер Рен, - прозвучал механический женский голос, - но вас хочет видеть босс. Будьте готовы присоединиться к скайп-конференции через десять минут.
И Рен был готов – всего-то и нужно было, что умыться и выпить стаканчик кофе из «хосниановского» автомата в коридоре.
Когда на экране появилось изображение, Кайло Рен отметил про себя, что лысый старик в инвалидном кресле выглядел плохо, очень плохо. Ходили слухи, что жить ему оставалось меньше месяца, болезнь с легкостью одолевала дряхлое тело. Но и пять лет назад говорили это же, а босс по-прежнему был живее всех живых.
- А, Кайло Рен, наш дорогой спецкор, надежда и отрада всей «Империи», - проскрипел старик, тщась рассмеяться. – Как поживаешь? Как здоровье родителей?
Рен оставил вопрос без ответа.
- Директор Сноук, - сказал он вместо этого, приподнимая брови в притворном изумлении, - рад видеть вас в хорошем настроении.
- Еще бы сказал «в добром здравии», - улыбнулся старик беззубо. – Ха! Да я тебя, мальчик мой, переживу.
В это Рен, к сожалению, охотно верил. На него самого совершили уже четыре покушения – неприглядные дилетантские попытки, вроде ограбления в темном переулке. Хорошо, что Кайло Рен умел постоять за себя, был всегда начеку и во всеоружии, если так можно сказать о карманном ноже (действительно спасавшему ему жизнь, между прочим).
Старик закашлялся.
- Оставим обмен любезностями, - просипел он, - и поговорим о деле. У тебя все готово для того, чтобы расправиться с «Хоснианом»?
- О да, - Кайло Рен позволил себе удовлетворенный кивок. – После выхода воскресного номера с заголовками «Яд в банке кофе! Отравленные зерна заполонили рынок!», думаю, их акции упадут в цене менее чем за день.
- Чудесно, чудесно, - проговорил Сноук. – Наши спонсоры в «Сан» будут довольны – для их компании откроются новые возможности. Но лично мне даже жаль, у «Хосниана» вкусный кофе.
Рен криво улыбнулся.
- Тебе, мой дорогой, скоро поступит некая сумма на счет, в качестве… - старик подмигнул, - премиальных. Но если сумма покажется тебе недостаточной и ты захочешь выместить свое недовольство на том кофейном автомате, что, насколько я помню, стоит за дверью твоего офиса – не сдерживайся.
Сказанное нисколько не удивило Рена. Он знал, что с деньгами все будет в порядке – старик всегда щедр с теми, кто хорошо выполняет задания. Но репутация значила для директора не меньше, чем результат работы. И то, что у Рена был довольно вздорный характер, добавляло неповторимый штрих к его образу, так что директор Сноук был рад, если Рен и не пытался контролировать себя. Вспыльчивость – качество выигрышное для его репутации, и маленькие жертвы в виде разбитого автомата того стоили.
- Понимаю, - Рен поклонился, изображая почтение. – Спешу добавить, что для закрепления эффекта на главу «Хосниана» имеется компромат сексуального характера – интервью с одной его сотрудницей, пожелавшей сохранить анонимность.
- Кайло Рен, - старик хитро прищурился, - я очень рад, что ты на нашей стороне!

*
Многие считают, что слово – это лишь тень дела, но я позволю себе не согласиться с этим. Потому что, хотя для современной медицины уже нет неизлечимых травм, только слово остается оружием, раны от которого могут никогда не зажить.
По Дэмерон, колонка ответов на письма читателей, вопрос «Что для вас слова?», «Сопротивление»

По Дэмерону не спалось. Какое там спать после того, как он видел самого Кайло Рена!
Хотя из путаных объяснений Волливана было неясно, как тот узнал, что высокий и носатый тип был именно Кайло тем самым Реном, почему не говорил этого раньше и с чего вдруг рассказал сейчас, По решил не испытывать судьбу, а просто принять новую информацию как данность. Волливан был скользким, изворотливым и весьма подкупным малым, преследовавшим свои цели, но при этом являлся отличным информатором и ни разу не обманул ни доверия, ни ожиданий Дэмерона. И раз он утверждал, что кто-то являлся Кайло Реном, значит, так оно и было!
А Дэмерон и не разглядел «того самого» толком. Не понял даже, кто перед ним стоял – воплощение зла, темный властелин слова, лучший негодяй «Империи»! Мало кто видел его в лицо, но все знали его – он был легендой, последователем самого Дарта Вейдера. (Вот уж кто был звездой среди представителей желтой прессы – одно его имя, пусть он и давно мертв, все еще вызывало дрожь у любого политика, спортсмена или человека из мира шоу-бизнеса.)
Кайло Рен... Было в нем что-то притягательное и отталкивающее одновременно – рост подходил под оба эти описания, но речь ведь не только о нем. Наверное, всему виной их нелепое столкновение. Сколько раз По мечтал о том, как встретится с Кайло Реном, как посмотрит ему в глаза – с презрением, но в то же время и с ноткой уважения, и скажет… Сказать он должен был что-то меткое, бьющее точно в цель, и целью этой была бы вся низость «Империи». Жаль, что на деле все вышло не так. Дэмерон застыл, поначалу не в силах произнести ни слова, а его последующее «Не ожидал, что кто-то окажется у меня на пути» вряд ли можно было считать верхом остроумия. Наткнуться на такого человека – и лишиться шанса завести подходящий разговор!
Кайло Рен – убийственное сочетание власти и таланта. Изобретателен, изворотлив – весьма скользкий тип. И удивительно одаренный. Он мог играть со словом так, что черное превращалось в белое, и это ни у кого не вызывало сомнений. Гений. С которым По был бы рад по-настоящему познакомиться. Интересно, каков он на самом деле – человек, растрачивающий свой дар на могущественную, но бульварщину – «Империю»? Неужели ему нравилось играть с жизнями людей? Грязная статья, поддельные фотографии – и вот кто-то выброшен на обочину жизни, раздавлен домыслами, смят гнусным враньем. По едва заметно улыбнулся, отметив про себя, что эти фразы хорошо бы вписать в какую-нибудь его работу, довольно поэтично подобрано. Очерк о том, как сильные мира сего злоупотребляют своим влиянием! Отлично, принцесса, хм, то есть мисс Органа наверняка одобрит. А фотографии подберет Финн, его новый напарник, который совсем недавно работал на «Империю», но ушел оттуда, не выдержав всей грязи полевых работ! Увидев FN2187 в руках у юного фотографа – а такие камеры перестали выпускать лет десять назад, и на земле их осталось, наверное, не больше полсотни, - По был поражен. Раритет, стоит баснословных денег – и вот, поди ж ты, нашелся у простого мальчика на побегушках из «Империи».
Про свою бывшую работу Финн почти не говорил – такой глубокую рану оставила она у него в душе. Только с По он поделился этими не самыми приятными воспоминаниями.
- Они называют это «Зачистка», - рассказывал Финн срывающимся голосом. – Пробираешься в дом к беззащитным людям, чтобы сфотографировать их в какой-нибудь неловкой личной ситуации. Так однажды один из наших сделал снимки босса телестудии «Туанул» в ванной, когда к нему туда зашел пятилетний сын. Знаешь, в каких извращениях обвинили несчастного мужчину? – Финн поежился. – Кайло Рен сделал все возможное для того, чтобы студию закрыли. Все сотрудники были убиты этой новостью!..
- Да, кошмар, - мрачно согласился По, вспомнив и весь тот ужас, выпавший на долю бедных работников телестудии, и то безграничное доверие к написанному Кайло Реном. По тоже усомнился в репутации человека, искусно показанного жалким извращенцем и совратителем собственного ребенка. И позавидовал – умению так подать материал. Мерзкий, ужасный материал подать так… свежо, так правдоподобно. Говорили, что сам мастер Люк Скайуокер был когда-то его учителем. Но это ведь уму непостижимо! Автор нашумевшей «Силы», переведенной на все языки мира, был ментором репортера из «Империи»? Проще было поверить в то, что глава «Туанула» - педофил, чем в это. Однако и мастер Люк, и Кайло Рен были обладателями безмерного дара слова, у обоих имелся свой неповторимый стиль, но один использовал его во благо людям, даря им увлекательную беллетристику, а другой – во вред, как настоящая акула (пера), уничтожая всех на своем пути. Для По, влюбленного в слово как в таковое, между мастером Люком и «Орудием Зла» Кайло Реном не было особой разницы. Но Кайло Рен определенно был куда интереснее. И моложе. И ближе. И читатели его обожали! Конечно, рядовой гражданин считал таинственного репортера Рена великим разоблачителем, едва ли ни единственным человеком, смело и без утайки раскрывавшим всю подноготную таких людей, о которых иные даже подумать плохо боялись. Он был героем, знаменосцем правды, глашатаем истины! И никто, естественно, не поверил бы, что Кайло Рен был искусным лжецом, гнусным провокатором, продажным подстрекателем, но при этом настолько потрясающим сочинителем, что каждое его слово, каждая дерзкая выдумка превращалась в настоящий бриллиант, коим он завораживал публику, как заклинатель — змей. Проходная газетенка «Империя» воспринималась людьми, как «глоток свежего воздуха» и «капля правды в море лживой прессы» (По дословно запомнил, что написал об этом пользователь _Штурмовик1977 на городском форуме). Да уж, Кайло Рен умел воздействовать на своих читателей.
И По Дэмерон прозевал удобный момент, чтобы как следует поговорить с ним! Но если рассмотреть ситуацию с другой стороны, получалось, что это Кайло Рен не захотел с ним разговаривать. Обидно. Нет, это оскорбительно! Если свой упущенный случай По мог оправдать незнанием личности человека, оказавшегося на его пути, то Кайло Рен-то знал, что По – это По! Неужели ему совсем не было любопытно поговорить с ведущим сотрудником «Сопротивления»? Или, и того хуже, Рен попросту не знал, кто такой По Дэмерон, и ему было все равно? Но они ведь конкуренты, непримиримые враги, а своего врага нужно знать. Не может же быть, чтобы Кайло Рена не интересовал «Черный лидер»! Или может? Ох, как же тягостно, тревожно, тошно думать о таком – прям с души воротит.
Взгляд По упал на часы. Поспать все же придется, завтра намечался тяжелый день, поэтому Дэмерон усилием воли заставил свои мысли переключиться на то, что поможет ему заснуть. А перед внутренним взором все равно стоял длинный худой мужчина с широкими плечами.

Продолжение следует)

@темы: слэш, фанфики, фик