21:16 

АУ "Ничего личного" - Кайло Рен/По Дэмерон, часть 2 из 10

_илиАДа_
А ты живешь по законам доброты, мудак?!
Название: Ничего личного
Автор: _илиАДа_
Бета: вождь Мелкая Река
Фандом: Star Wars: Episode VII
Рейтинг: PG-15
Тип: слэш
Пейринг: основной - Кайло Рен/По Дэмерон
Жанр: АУ, романс, флафф, журналистско-писательское АУ
Размер: макси, ~38 тыс.слов
Статус: закончен
Саммари: Идейные противники, семейные проблемы, приступы удушья и любовные романы в мягкой обложке. А еще Чубакка тут - собака.
Примечание: фанфик дописан, находится в процессе бетинга, планируется выкладка раз в неделю.

1

2

Коллектив – это семья, или несколько простых правил того,
как наслаждаться своей работой.

Кейдел Конникс, рубрика «Здоровье и хорошее настроение», «Сопротивление»

- Поприветствуйте нового члена «Сопротивления», - мисс Органа радостно улыбнулась, - Финна, аапчхи, …сона, простите. – Кажется, никто и не расслышал фамилию нового сотрудника, но для половины редакции куда занимательнее было взглянуть на FN2187, чем узнать полное имя какого-то парня. – Раньше работал на «Империю». – Некоторые в отделе восхищенно ахнули, а Селла зааплодировала.
- Ничего особенного, - смущенно отмахнулся Финн, - так, иногда готовил материал в колонку «Первого ордена».
- Очень важно, Финн, - мисс Органа опустила руку ему на плечо, - что ты с нами. Ты поможешь нам понять, как работает «Империя» изнутри. То, что ты перешел на светлую сторону журналистской деятельности – серьезный и непростой шаг, и я горжусь тем, что его сделал. Если у тебя возникнут какие-либо вопросы, ты можешь смело обращаться ко мне. Но, думаю, твой мистер Дэмерон расскажет все, что ты захочешь узнать.
Она еще раз участливо похлопала Финна по плечу, а он смотрел на нее завороженно, плохо понимая, судя по его пустому взгляду, что она сказала.
- Принцесса Лея! – воскликнул он. – Это же вы!
- Да, это я, - раздосадовано ответила Лея. – Клянусь, если бы Йода была жива, я бы подала на нее в суд за эти дурацкие детские книжки!
- Йода? – не понял Финн.
- Прабабушка мисс Органы – Дженнифер Даймонд, - шепнул ему на ухо По, глядя, как раздраженная начальница усаживается за свой стол. - С тех пор как она использовала образ правнучки в своих детских книгах, а потом возила девочку по стране, показывая всем «ту самую принцессу», мисс Органу вот уже более сорока лет называют «принцессой Леей». Ее это бесит.
- Ох, - переполошился Финн, и пот выступил у него на лбу. – Я сейчас же пойду и извинюсь. Я же не знал, я…
- Не переживай, – По улыбнулся. – Она давно привыкла к своему титулу.
- А, - протянул Финн, расслабившись. – А почему Йода?
- Так миссис Даймонд называли дома. Не знаю, почему, мисс Органа никому об этом не рассказывает.
- А, - повторил Финн, с осторожным интересом посмотрев на Лею Органу.
- Захочешь – сам у принцессы спросишь. Наша редактор пиво любит, а когда выпьет, то начнет тебе рассказывать, как ее прабабка джедаев обучала, как сама им стала – она же Дженнифер Даймонд, ну понял?*
Не было похоже, что Финн что-то понял, тем не менее в ту же секунду это перестало быть важным, поскольку в комнату вошла очаровательная молодая девушка с причудливой прической в виде жгутов из волос.
По проследил за взглядом нового друга.
- Рей – автор женских романов – к нам, простым журналистам, редко заходит, сама-то она в беллетристике.
- В каком смысле – в беллетристике?
Финну, вероятно, стоило больших трудов придерживаться линии разговора, когда он так неотрывно смотрел на девушку.
- В прямом, - усмехнулся По. Издательский дом «Сопротивление» - это ведь не только газета «Сопротивление», ты же знаешь. – И так как ответа не последовало, Дэмерон переспросил недоверчиво: - Знаешь же? У нас печатаются и книги – любовные романы, в основном. Вроде книжек Падме Амидалы, серия «Пылкая любовь на Набу», слышал о таких? Эй, Земля вызывает Финна, прием!
Финн окинул По пустым виноватым взглядом.
- Господи, Финн, - тяжело вздохнул По, закатив глаза, - тебе бы надо знать об этом, раз ты теперь член «Сопротивления».
- Надо, - безропотно согласился Финн. И спросил тихо: - А можешь меня с ней познакомить?
- С Рей? Да без проблем, - По помахал девушке рукой. – Она тоже мечтает найти мастера Люка. А кто из нас об этом не мечтает, да? – усмехнулся он. - Кстати, ей скоро предстоит важное интервью, надо будет отвечать на вопросы читателей не нашей газеты.
- А какой же? – удивился Финн.
- Она держит нас в неведении, заговорщически отмалчивается. – Не дойдя до них, Рей повернулась что-то сказать мисс Органе. – Готов поспорить, принцесса обо всем в курсе. Женские секреты! - По вздохнул с притворной горечью. - Если у тебя получится чего-нибудь выведать, тогда расскажи, ладно? Интересно же! Представляешь, она раньше на «Джакку» работала кем-то… - По наморщил лоб, пытаясь вспомнить. – В общем, можно сказать, была уборщицей! – По даже присвистнул от негодования. – Такую писательницу упустили! Не знаю, кто там вообще у них пишет, все мало-мальски умные люди сбегают оттуда в первые месяцы. Не издательство – пустыня! А, Рей, привет, познакомься с нашим новеньким!
Пока Финн разговаривал с Рей, По подошел ответить на звонивший телефон – никто другой делать этого все равно не собирался.
- Горячая линия «Найдем мастера Люка», меня зовут По Дэмерон, слушаю.
- Мистер Дэмерон, - послышался женский голос, похожий на писк какого-то механизма, - я хочу сообщить, что видеорегистратор на моей машине заснял мастера Люка. Я уверена, что это он, потому что…
- Заснял мастера Люка? – громко переспросил По, отчего все разговоры в ньюсруме стихли, а Лея Органа подошла и вместе с По наклонилась над трубкой, чтобы тоже слышать звонившую. – Когда это случилось? Что именно заснял?
- Заснял мастера Люка, - повторила женщина. – Ну, частично заснял. Машина была припаркована под окнами дома несколько дней, а видеорегистратор работал, хотя когда я никуда не ездила. Обычно я езжу за покупками в «Большую Берту», супермаркет недалеко от моего дома. Но мне в последнее время артрит покоя не дает и…
- Это все очень интересно, мисс?..
- Миссис Каната, я и хотела сообщить…
- Не могли бы вы все рассказать мне при личной встрече, миссис Каната? – нетерпеливо спросил По. – Я был бы безмерно благодарен за возможность взглянуть на видео, к тому же, вы окажете неимоверную услугу всему «Сопротивлению». Я угощу вас кофе, миссис Каната, если вы не возражаете.
В словах По было столько мягкой настойчивости, что мисс Органа одобрительно ему кивнула.
- Ладно, - согласилась женщина. – В «Большой Берте» есть кофейня. Буду там в восемь.
- Так, «БиБи, восемь», записал. Очень вам признателен, миссис Каната. Скажите, как я смогу вас узнать?
- На мне большие очки, - проговорила женщина перед тем, как повесить трубку.

*
По больше не с нами, потому что слишком близко к сердцу принимает он несовершенства этого мира.
Близкий друг мистер Дэмерона, специально для интернет-издания «Сопротивления»

Кайло Рен раздраженно потер переносицу и закрыл новостной сайт. Ему очень, очень не понравилось то, что он прочел. По Дэмерон пропал. «Сопротивление» никак не комментирует его исчезновение, что само по себе является плохим признаком. Его напарник (бывший работник «Империи», дьявол его раздери), уверен, что По больше «не с ними». И что это должно значить? «Как сообщает коллега мистера Дэмерона, пожелавший остаться неизвестным и предоставивший нам великолепный снимок «Черного лидера», в руки к По Дэмерону попал эксклюзивный материал о самом Мастере Люке. Вероятно, опасаясь за столь ценные данные о мистере Скайуокере, протеже мисс Органы вынужден скрываться от недоброжелателей.
- Это грязный бизнес, - горестно заметил друг мистера Дэмерона».
Кайло Рен стукнул кулаком по крышке нового лептона и постарался успокоиться. Старая добрая бумажная газета была бы сейчас очень кстати – ее он смог бы разорвать на части, а обрывки растоптать. Ха, простые бытовые радости. А вот поломка офисной техники его не осчастливит, тем более что рядом не будет ни единого свидетеля его всплеска гнева.
Кто писал эту муть про грязный бизнес? Это же не массовые убийства, в конце концов. Худшую подачу материала сложно и придумать. Наверняка это была высокомерная стерва Селла Корр. Как же удачно вышло, что Корр раньше работала в «Хосниане», возможно, и ее репутация тоже будет подмочена грядущим скандалом – приятный бонус.
Кайло Рен вгляделся в снимок По. Нет сомнений, фото сделано на FN2187, и сделано талантливо. По Дэмерон в красном костюме, похоже, одолженном у какого-нибудь гика-ролевика, стоит на фоне музейного самолета. Рен никогда бы не подумал, что у По есть склонность к костюмным фотосессиям, однако «Черный лидер» выглядел здорово. Отличный антураж для такого пафосного субъекта: потрепанный самолет и низкие сизые облака добавляли снимку очарования. И По – такой серьезный и гордый. Густые темные волосы треплет ветер, открывая высокий лоб и морщинку тревоги между бровей. Взгляд глубоких карих глаз устремлен вдаль, и этот взгляд горит осознанием важности происходящего. По будто смотрит на человека, с которым ему придется расстаться ради того, чтобы выполнить свой долг. Так выглядит военный пилот, собирающийся на опасную миссию. Решимость и боль расставания, достоинство и скорбь, отвага и тоска. Чуть изогнутые губы, едва заметная щетина на смуглой коже, волевой подбородок… Рен скривился от слащавости собственных размышлений, но все же признал, что снимок был… атмосферным.
Дэмерон интересовал Кайло Рена – как противник, как конкурент, как один из лидеров «Сопротивления». Как мужчина. В те несколько минут, которые они провели вместе в бассейне, Кайло Рен успел понять, что По, хоть и плавал он весьма странно, – привлекателен, и эти внешние данные дополнялись неплохими мозгами, журналистской прытью и каким-то мальчишеским бесстрашием. Адская смесь, которой сложно противиться. Он давно, о, спасибо «мастеру» Люку, очень давно понял, что мужчины могут быть ему интересны. А По Дэмерон, как и чертов «мастер», пропал – весьма неприятная тенденция, вызывающая тревогу. Новое, малосимпатичное чувство. Хотелось… броситься на поиски, что ни в какие ворота не лезло. Бред. Кайло Рен тряхнул головой и постарался сосредоточиться на очередной убийственной статье о нечистом на руку политике, отказываясь признать, что ему это совсем не удавалось.

*
Я умирала каждый день до встречи с тобой…
Падме Амидала, роман «Неудержимая страсть»

- Чуи, - сказал пожилой мужчина, - мы дома!
Огромная собака протяжно завыла, когда к ним навстречу вышла Лея Органа.
- Чуи, - она улыбнулась и потрепала животное по голове. – Я рада.
Собака с лаем помчалась в отрытую дверь куда-то в другой конец коридора, а мужчина нерешительно, с огромной нежностью посмотрел на мисс Органу.
- Новая прическа, - тихо сказал он.
- Все та же куртка, - усмехнулась она, закрывая дверь.
И в следующую секунду они бросились друг другу в объятия.
- Как прошла конференция? – поинтересовалась Лея.
- Не спрашивай, - буркнул мужчина. – Хочется верить, что это и впрямь была катастрофа, а не конференция, потому что, если это все же не так, то я стал слишком стар для такой работы. Потерял гибкость взглядов.
Она мягко засмеялась.
- Боюсь, ты никогда ею не отличался.
Она погладила его по спине, мягко и в то же время властно, будто пробуя на прочность материал старой куртки.
- Я видел его, - вдруг прошептал мужчина, прижимая принцессу к себе покрепче, - я видел нашего сына. По дороге из аэропорта мы проезжали мимо главного здания «Империи», а он как раз вел Рей на интервью. Не представляю, зачем она согласилась на это – понятно же, что не будет никаких вопросов от читателей!
- Зато будет допрос, - мрачно отметила Лея. – Несчастная девочка!
- Я хотел остановить их… Но не смог. Из машины не вышел, - признался он. - Чувствую свою вину за то, что втянул Рей во все это. Но, - добавил он с удивлением и некой долей восторга, - Рей, как мне показалось, ничего не боится.
- Она справится, - улыбнулась женщина. – У нее есть «Сила», ты был в курсе?
- Догадывался. И все же… Ты знаешь, на что способен Бен.
- О, Хан, - вздохнула она. – Что мы сделали не так? Как этот мерзкий Сноук сумел переманить его? Мой бедный Бен… – Голос ее наполнился горечью. - В нем всегда была эта тяга к темной стороне письма, но я думала, что Люк поможет ему, научит его быть джедаем. Я верила, что «Сила» изменит его!
- Я тоже, милая. - Он поцеловал печальную женщину в волосы. – Но мы не были идеальными родителями.
- Мы были кошмарными родителями! - заявила она прямо. – Эти бесконечные командировки, интервью и презентации…
- Да уж, - согласился он. – Мы сделали много ошибок. А расплачиваться за них приходилось Бену.
- Это так. Нелегко быть сыном принцессы Леи и Хана Соло. Но я так надеялась, что Люк…
- Может, это тоже была ошибка? – Под недоуменным взглядом мисс Органы он поспешно добавил: - Ты знаешь, милая, я очень люблю твоего брата, но, боюсь, он не состоялся как учитель Бена. Равно как и я не состоялся как отец. Бен никогда не уважал ни меня, ни то, чем я занимаюсь.
- Он был тяжелым ребенком, - попыталась утешить его Лея. – И ему было сложно понять то, что ты пишешь.
- Я не требовал от него понимания, - покачал головой Хан. – Могу представить, как нелегко мальчику свыкнуться с мыслью, что его отец пишет женские любовные романы, пусть и под псевдонимом.
- Отличные романы, дорогой, - Лея хитро улыбнулась. – Книги мисс Падме Амидалы – это не только финансовая находка для «Сопротивления», но и радость для миллионов читательниц по всему миру и, смею предположить, читателей. – Она подмигнула Хану. Он не удержался и поцеловал ее в уголок глаза.
- Однако мой сын написал обо мне такую едкую статью-разоблачение, что, Лея, клянусь, пока я читал ее, у меня было ощущение, что я падаю с моста в пропасть – куда столкнул меня Бен. Хорошо, что Рей может заменить меня – в некотором смысле. Хан Соло был легендой политической журналистики, а Падме Амидала – мастером любовной истории. Теперь они оба – ничто, их не существует. Они как будто умерли.
- Ты преувеличиваешь. - Она ласково погладила его по щеке, отчего он на мгновение прикрыл глаза. – Ты же был на конференции! И твои достижения, под каким именем они бы ни были сделаны, нельзя стереть или забыть. Хотя поклонники обеих твоих ипостасей пребывают в растерянности после той статьи Бена, они все еще твои поклонники, понимаешь? А Бен – все еще наш сын, что бы ни случилось.
- Что бы ни случилось, - кивнул он серьезно. – Я говорил, что люблю тебя?
- Мм, - она задумалась, - не припомню такого. Не в этом месяце, нет.
- Я люблю тебя. Это была ужасно долгая конференция, и, позволю себе процитировать одного гениального автора, я умирал каждый день до встречи с тобой.
Она расхохоталась, а он прикоснулся к ее смеющимся губам сначала в мягком, а потом в настойчивом долгом поцелуе.
- Я люблю тебя, - повторил Хан Соло, когда они, наконец, разомкнули объятия.
- Взаимно, дорогой. – Она поманила его рукой к компьютеру. – Взгляни на то, что нам удалось разузнать о Люке.
Хан покачал головой.
- Что-то стоящее? Извини, но я не верю, что почти десятилетие спустя удалось выяснить что-то стоящее. Это превратилось в какую-то глупую рутину – бесконечно искать мастера Люка, который, в свою очередь, настолько наплевал на всех, что сбежал. Мне уже даже не интересно – почему.
Лея серьезно посмотрела на него.
- Несколько минут назад ты говорил, что любишь его.
- Конечно! – не задумываясь, ответил Хан. – Он же мой лучший друг. Или был им – вечность назад. Сегодня это просто бывший член «Сопротивления», которого никто не желает признавать бывшим. – Он нервно сбросил куртку на стул и посмотрел на Лею, прищурившись. – Мы знаем, что он в порядке, здоров, но скрывается от мира. Как можно так поступать со своей семьей? С издательством?
- О, не примешивай сюда издательство, ради Бога, - недовольно прервала его Лея. – Наши дела идут в гору, мы получаем огромную прибыль с каждого переиздания его книги, а эта горячая линия поиска, которую придумал По – отличный пиар-ход! Но, - она взяла его за руку, - я понимаю, что ты хочешь сказать. Я сама как будто ищу двух разных людей – дорогого брата и чудаковатого мастера, и не знаю, который из них – бездушный эгоист, а который – уставший от славы одиночка. И что нам делать, когда мы найдем кого-нибудь из них…

*Взаимодействие, взаимоотношения и взаимопонимание людей – вот что всегда меня интересовало.
Пит Дереталия, статья «В поисках здравого смысла», из архивов «Сопротивления»

Почему-то считалось, что По Дэмерон пропал – что самого По очень удивляло. Вот мастер – тот пропал, да, а Дэмерон уехал в командировку – он же спецкор, в конце концов! Ну, не то чтобы в командировку, скорее, он получил особое задание – работать под прикрытием. На самом деле он не получал такого задания, но все же решил этим заняться, по собственной инициативе. После почти бесполезной встречи с той дамочкой в действительно больших очках, По распознал у себя симптомы того, что его подруга Суралинда Джавос назвала «эмоциональное выгорание». И ему очень не нравилось, как это звучало, а еще больше – как это ощущалось. Окружающие люди его раздражали, бесконечные и безрезультатные поиски мастера – выматывали. В целом работа… осточертела, отчего По чувствовал некую вину, и подпитываясь этим чувством, он набросал две внеплановые статьи о новом медицинском центре «Тумедту» и отправил их принцессе Лее.
Однако хотелось сменить направление деятельности. Не изменить своему делу, нет, оно все еще оставалось любимым, но заниматься им… иначе. Зайти с другой стороны. С темной! Проникнуть во вражескую обитель, встретиться с Кайло Реном лицом к лицу (а не лицом к, хм, бедру) и выяснить, что тому известно о мастере Люке. По не удивился бы, обнаружив, что «Империя» знает о мастере все и использует эти сведения в собственных гнусных целях. Поэтому и нужно было устроить столкновение интересов в реальном времени! По Дэмерон и Кайло Рен! Добро и зло! Инь и янь! Ой, нет, это уже не сюда.
Кайло Рен занимал все мысли «Черного лидера». Увы, их первая встреча получилась не самой удачной. По хотел бы оставить по себе совсем другое впечатление. А о Рене – это самое впечатление составить, потому что По даже как следует не рассмотрел того, кто вселял ужас в сердца стольких людей. Каким он был – этот таинственный мистер Рен? Высокий, худой, довольно носатый. Привлекательный. Больше ничего к образу не добавить, слишком мало информации. А может, наоборот, слишком много противоречивой информации? Теперь казалось, что Рен был нереально высок, но По точно запомнил, что думал о шести футах – такой рост был минимальным для баскетболистов. И нос был не просто большим, а острым, как птичий клюв. А плечи – широкими, исполинскими плечами вышибалы в ночном клубе. Сама память о Кайло Рене сделалась мрачнее, тяжелее, будто огромное темное пятно, расползающееся по ткани сознания. По хотелось верить, что это вовсе и не тот случай, когда у страха глаза велики. Ведь тогда выходило, что Рен Дэмерона… пугал. А это было не так! Волновал – бесспорно, шокировал – пожалуй, поражал – определенно. А еще интересовал и впечатлял. И заставлял нервничать – самую чуточку. Наверняка беседа с «имперским монстром» добавила бы и других впечатлений в этот список.
По обязан был поговорить с Кайло Реном, как спецкор со спецкором! Голос его он слышал – низкий, глубокий. Вроде бы не назовешь его каким-то особенным, но интонации делали его приятным. И незабываемым. Или все дело было в том, что Кайло Рен ругался? В самих словах, произносимых им, звучала угроза, вкрадчивая и в то же время броская, в нем было напряжение и азарт, оттенок ненависти и затаенная досада, похожая на скуку. По мог поклясться тем, кто упрекал его в излишней напыщенности, что действительно слышал – чувствовал все перечисленное в голосе своего врага. Но он не воспринимал врагом мужчину в черно-зеленых плавках. Это была загадка, это был идол, человек обладающий силой заставить других подчиняться его воле, что чуточку страшило, но вместе с тем – притягивало. Сгусток темного очарования! Человек, которого в работе полезно иметь другом – и увлекательно иметь соперником. И любопытно узнать в нерабочее время – узнать поближе. А для этого нужно было всего лишь попасть в дом к Рену. Всего лишь узнать адрес человека, чье настоящее имя никому не известно – парочка «всего лишь», какие мелочи. Можно было попробовать за Реном проследить, но По не тешил себя надеждой, что ему это удастся. Дать взятку кому-нибудь в «Империи» ради папки с личным делом бога желтой прессы? Не стоит и рассчитывать, а ведь ценой такой попытки будет, без сомнений, презанимательнейшая статья о подлой натуре «Черного лидера». Нет уж, увольте, ставки чересчур высоки. Подкупить кого-то было бы хорошей идеей, если бы знать, кого. А! Вот оно, осенило По! Есть такой человек, готовый за подходящую плату закрыть глаза на некоторые вещи. Например, на то, что один клиент спорт-клуба заглянет в журнал регистрации, чтобы сделать фото неких данных – секундное дело. А ведь отличная идея! Обрадовавшись собственной находчивости, По, улыбаясь, достал мобильный и набрал номер Волливана.

*
Гнев, страх, агрессия – служат они «темной стороне», а она так легка и соблазнительна.
Мастер Люк Скайуокер, «Сила»

- Где Люк, мать его, Скайуокер?
Кайло Рен осознавал, что злился чересчур сильно, несоразмерно ситуации. Он понимал, что давил на девушку, но продолжал наседать. Он даже не стал прикрываться «вопросами от читателей», а сразу перешел к сути. Как будто он выплескивал на нее всю свою ненависть, все накопленное годами раздражение. С точки зрения журналиста это была плохая тактика ведения беседы, но ему сейчас было на это наплевать. Эта девчонка, наглая, самонадеянная и… бесстрашная, бесила его – до дрожи, до потери контроля. Да уж, с последним у него всегда были проблемы.
Рей смотрела на него прямо, разговаривала спокойно, на вопросы отвечала без уверток. Здорово держалась, что приводило Рена в ярость. Или отчаяние. Он почему-то чувствовал, что именно она способна отыскать Скайуокера – спустя столько времени после его исчезновения. Но он ничего не смог узнать от нее, ничего о мерзком «мастере». Зато столько восторга и хвалебных речей в адрес Хана Соло он давно не слышал: умен, талантлив, добр. Ха!
- Он мне как отец, - бросила она в лицо Кайло Рену. Отчего он зашипел, придвигаясь непозволительно близко:
- О, поверь мне, ты была бы разочарована.
Что она знала – глупая девчонка, идеалистка! Наивная, полная энтузиазма – как можно оставаться такой, проскоблив несколько лет полы в «Джакку», он не знал. И он очень не хотел давать название тому чувству, что душило его, когда он смотрел в глаза этой дерзкой фанатке и последовательнице Хана Соло, потому что тогда пришлось бы признать, что Кайло Рен ей завидовал.
- Отвечай, что ты знаешь о Скайуокере?!
Повторил он с нажимом.
И тут Рей удивила его еще больше.
- Ну уж нет, хватит! - сказала она, копируя его убийственные интонации – у нее это хорошо получалось. – Теперь ты будешь отвечать на мои, - это сделала ударение на последнее слово, - вопросы. – И, черт возьми, она усмехнулась!
Она бросила ему вызов. Ладно. Пускай.
Какое-то время она рассматривала его, пристально, с нескрываемым интересом. Он поежился под ее взглядом, и для Рей это как будто стало сигналом к действию:
- А что тебе, - спросила она, - известно о мастере?
«Слишком много», - подумал про себя Рен, и мысль эта была гнетущей.
- Почему ты ненавидишь его? – задала следующий вопрос Рей. Говорила она бесстрастно, а глаза выдавали эмоции – наверное, она чувствовала себя как ищейка, напавшая на след. Хотя это не были свежие следы, все же они не стирались. Кайло Рен не ненавидел Люка Скайуокера, вовсе нет. Для него это было только имя старого писателя-выпендрежника, выпустившего лишь одну книгу «Сила - советы начинающим творить». Отчего все так тряслись над этой «Силой» - непонятно. Советы самые заурядные, да и те – из уст основательницы «Сопротивления», Дженнифер Даймонд. Пресловутые джедаи – первое поколение авторов, на нее работавших и к ее советам, исполненным мудрости, прислушивающихся. «Сердце свое слушай», «Уже знаешь ты, что нужно тебе», «Раз вступишь на темную тропу - навсегда она твою судьбу определит». «Темной тропой» назывались развлекательные издания, бульварная пресса. Правда, когда издательство переживало худшие дни, госпожа Даймонд, занимавшаяся ранее книгопечатанием, изменила своим принципам и начала выпускать газету, что и позволило «Сопротивлению» вернуть былое величие и былые зарплаты. Что ж, Кайло Рен ее не осуждал. Отчаянные времена требуют отчаянных мер и все такое. Да и против «Силы» ничего не имел. Чтиво хоть и банальное, но не совсем уж бессмысленное. Свой читатель на все найдется – цитата из книги, между прочим. «Сила» из неплохой проходной книги почему-то превратилась в сенсацию, и Люк, удачно выбравший себе творческий псевдоним, превратился в великого мастера, все хотели у него обучаться, мечтали сфотографироваться и пожать руку. И «мастер», окрыленный славой и признанием, ездил по городам на автограф-сессии, неизменно надписывая на форзаце «Да пребудет с тобою «Сила» - и имя покупателя, давал лекции, судил конкурсы короткого рассказа и появлялся почетным гостем в литературных клубах. Кайло Рена где-то даже восхищала подобная предприимчивость не самого талантливого автора.
- Почему ты его ненавидишь? – прервала его размышления Рей, повысив голос, когда пауза затянулась.
Кайло Рен не ненавидел этого ушлого писателя, нет. Это Бен ненавидел своего дядю.

*Имя героини Дженнифер Даймонд в оригинале пишется как Jennifer Diamond, а слово джедай
(англ. Jedi) – является акронимом первых букв ее имени

@темы: фик, фанфик, слэш

Комментарии
2017-04-11 в 21:47 

_илиАДа_
А ты живешь по законам доброты, мудак?!
Продолжение будет выкладываться на Сказках. Чтобы читать дальше, пройдите, пожалуйста, по ссылке.

   

Star Wars Fanfiction

главная